Специализированный интернет-портал "История Львова"


Часть 6. 1919—1939: в составе Второй Речи Посполитой

Во время Советско-польской войны в 1920 город атаковали силы Красной Армии под командованием А. И. Егорова. С середины июня 1920 Первая Конная армия под командованием С. М. Будённого пыталась пробиться к городу с северо-востока. Город же готовился к обороне. Жители, в основном поляки, сформировали и полностью укомплектовали три полка пехоты и два полка кавалерии. Возводились оборонительные укрепления. Город обороняли три польские дивизии и один вспомогательный украинский пехотный полк.

После упорных боёв, длившихся примерно месяц, 16 августа Красная Армия перешла реку Западный Буг и, дополнительно усиленная восемью дивизиями красных казаков, начала штурм города. Бои проходили с тяжёлыми потерями с обеих сторон, но три дня спустя атака была отбита и ввиду общего перелома в войне Красная Армия отступила. За героическую оборону город был награждён польским орденом Virtuti Militari — «За мужество», наивысшей польской военной наградой. Этот орден был изображён на польском гербе города.

17 августа на окраине Задворья в бою (т. н. «Польские Фермопилы») группа львовских добровольцев под командованием капитана Болеслава Зайончковского задержала наступление Красной армии Семёна Будённого, большинство защитников погибло (318 человек), часть из них похоронена в братской могиле в Задворье, часть — на львовском военном кладбище Орлят, что на Лычаковском кладбище. Оборона Задворья остановила наступление большевиков на Львов. Во время боя погиб в числе других ученик 7-го класса Первой реальной школы Львова, участник обороны города 1918 года, кавалер орденов «Virtuti Militari» и «Крест Храбрых», Констант Заругевич. Его матери, польской армянке Ядвиге Заругевич, в 1925 году была предоставлена честь выбрать из числа неизвестных солдат, похороненных на кладбище Орлят, останки одного, для захоронения в Варшаве, в могиле Неизвестного Солдата.

Авантюрный штурм прочно укреплённого Львова (его защищало 7 пехотных дивизий, 6 бронепоездов, 50 боевых самолётов), на котором так настаивал член Реввоенсовета Юго-Западного фронта Иосиф Сталин, обескровил Первую конную армию. О львовской трагедии будущий генсек ЦК ВКП(б) быстро «забыл», свалив всю вину за поражение на польском фронте на командующего Западным фронтом Михаила Тухачевского.

После подписания Рижского мирного соглашения Львов отошёл к Польше и стал столицей Львовского воеводства. После событий 1918—1920 года принадлежность города к польской культуре поддерживалась патриотической пропагандой, культом героев, таких, как «львовские орлята».

В период межвоенной Польши Львов оставался крупным городом, вторым после Варшавы, важным центром науки и культуры. На весь мир была известна львовская математическая школа Гуго Штейнгауза и Стефана Банаха, которая развила теорию функционального анализа. В 1928 году профессор Львовского университета Рудольф Вайгль создал вакцину против сыпного тифа.

4 сентября 1931 года во Львове состоялся первый конгресс ФИТА — Международной федерации стрельбы из лука. В августе-сентябре того же года Львов принял первый чемпионат мира и Европы по стрельбе из лука.

Львовская футбольная команда «Погонь» 4 раза выигрывала чемпионат Польши по футболу, национальная сборная Польши некоторые игры проводила в городе Льва, за национальную команду регулярно играли игроки из львовских клубов.

Во Львове развилась аутентичная городская субкультура львовских батяров, песни (львовский шансон) на специфическом сленге — львовской гваре, балаке — основанном на польской языковой основе с вкраплениями слов из украинского языка и идиша. Темой песен часто была любовь к родному городу:

Bo gdzie je szcze ludziom tak dobrze jak tu?

Tylko we Lwowie!

Gdzie śpiewem cię tulą i budzą ze snu?

Tylko we Lwowie!

С тех пор распространился обычай называть Львов «маленьким Парижем».

Большинство населения в городе в то время составляли поляки (свыше 50%); евреев было около 30%, украинцев около 15 %. Против украинского населения в Галиции польская власть проводила систематическую дискриминационную политику пацификации. Несмотря на это, во Львове стремительно развиваются украинские общественные и культурные процессы — кооперативное движение, Тайный украинский университет, здесь работали художники нового поколения Ирина Вильде, Богдан-Игорь Антоныч, Роман Сельский. В 1938 году Юлиан Дорош снял во Львове первый украинский полнометражный художественный фильм «К добру и красоте». В политическом движении на лидирующие позиции выдвигается молодёжь, объединённая в Организацию украинских националистов под руководством Степана Бандеры. Львов становится центром украинского национально-освободительного движения, Галичина превращается в «Украинский Пьемонт». Эту функцию город удерживал до 1990-х годов.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить