Специализированный интернет-портал "История Львова"


Осада в октябре 1648 года. Казацкое войско Богдана Хмельницкого

В конце сентября во Львов стекались беглецы из-под Пылявы, которые 29 сентября избрали И. Вишневецкого региментарём, а М. Остророга — его заместителем. Для защиты Львова осталось 4 400 человек, остальные (13 500 человек) оставили город. В кратчайшие сроки горожане смогли собрать значительные средства для защиты города — 900 тысяч злотых и большое количество драгоценностей. Но при приближении войск Хмельницкого Вишнивецкий и Остророг вместе с солдатами и ценностями покинули город. Оборона практически беззащитного города легла на бургомистра Мартина Гросвайера.6 октября татары и отдельные украинские подразделения атаковали окраины города, 8 октября подошли основные силы Хмельницкого. 9 октября начались бои за городские укрепления, а на следующий день полк Максима Кривоноса атаковал Высокий Замок, который удалось взять 15 октября.
В XVII веке Львов неоднократно успешно выдерживал осады. Постоянная борьба с захватчиками дала городу девиз Semper fidelis, что означает «Всегда верен!».
 
В 1648-м город был осаждён украинскими казаками во главе с Богданом Хмельницким. Отряд полковника Максима Кривоноса после нескольких штурмов взял неприступный до тех пор Высокий замок, впервые в истории города.
 
До сих пор идёт спор, кем же в действительности был для Львова Хмельницкий: освободителем от польского господства или диким захватчиком с Востока, который хотел разорить европейский город и уничтожить его жителей. 
 
Шёл 1648 год. Восстание Хмельницкого против польского господства набирало обороты. Польская шляхта только потерпела сокрушительное поражение под Пилявцами. Большая часть казацкого и татарского войска, а также вооружённых крестьян, которые появились под стенами города, были решительно настроены разорить Львов. Некоторые татары и казаки даже привели с собой по десятку лошадей, чтобы погрузить на них желанную добычу. Жители предместий бежали за стены города, женщины с детьми прятались в храмах и монастырях, а остальные львовяне, которые остались в городе, решили защищать его до последнего.
 
Казаки и татары жгли и грабили окрестности Львова. Казаки, используя пригородные здания, метко обстреливали город, поэтому чтобы лишить неприятеля такой возможности, защитники решили пойти на отчаянный шаг — сжечь предместья. Когда ночью загорелись сотни домов под стенами, казалось, что люди попали в ад. Наутро на все четыре стороны от городских стен было сплошное пепелище. Хмельницкий начинал понимать, что легко он взять Львов не сможет. Не помогло даже то, что кто-то из жителей предместий показал казакам водопровод, который шёл от Полтвы в город. Он был перекрыт, и как вспоминает хронист, люди, спрятанные за городскими стенами, «были вынуждены пить воду с нечистотами». Хмельницкий от осады перешёл к тактике переговоров. Несколько дней во Львове гостили украинские послы полковник Головацкий и татарский обозный Пирис-Ага. Львовяне осыпали послов подарками: серебряными саблями, украшенными рубинами, золотыми ремнями и несколькими тысячами злотых. После такого приёма послы, конечно, доносили Хмельницкому и Тугай-бею, что город очень беден и не может много заплатить. Выкуп обошёлся Львову в сумму, которая была в несколько раз меньше той, которую город мог бы заплатить деньгами и товарами.
 
Как показывают действия гетмана, он не собирался занимать город, а скорее стремился заставить магистрат выплатить крайне нужную контрибуцию за снятие осады. Б.Хмельницкий согласился на сравнительно небольшую сумму в 220 тысяч злотых деньгами и товарами, которая была доставлена в казацкий лагерь 21 октября. Уже 26 октября его войско сняло осаду и направилось в сторону Замостья. Основная часть татар ушла в Крым, с гетманом остался только Тугай-бей и около 10 000 татар.