Специализированный интернет-портал "История Львова"


Прабабушку современной винтовки прижимали к груди, а первые пистолеты часто превращались в палки. Секреты оружия из Львовского арсенала

 
В експозициии Львовского музея «Арсенала» мое внимание привлек старинный пистолет с необычным, расширенным на конце дулом. Долго думал, для чего это оружейникам нужно было расширять ствол. Тогда же о точности попадания и мечтать не приходится... "Этот пистолет не рассчитан на прицельную стрельбу. - отвечает мне научный сотрудник Львовского исторического музея Борис Мельник. - Из него стреляли только вплотную. А насыпать в такое широкое дуло можно было что угодно: камни, куски железа, даже гвозди. И один выстрел из такого оружия мог превратить соперника в решето..."
 
Бог создал людей, а Кольт сделал их равными.
                                                  (Американская пословица).
 
Честно говоря, приходишь в ужас, вникнув в определенные премудрости ружей и пистолетов, с помощью которых сотни людей преждевременно отправились на тот свет. Во французском дуэльном наборе XIX в. с присущей французам элегантностью представлены, кроме пистолетов, пороховничка и пулелейка, и есть даже углубление для ложки, в которой надо растапливали свинец. То есть если очень хочется стреляться, а нету пуль, их можно отлить где угодно за несколько минут. Любой каприз, как говорится...
 
Я также очень удивился, узнав, что капсульный замок, который произвел революцию в оружейном деле, изобрел не кто иной, как священник по имени Александр Форсайт. Что же говорить о других, если даже священника захватило неудержимое стремление человека найти эффективное средство для уничтожения себе подобных...
 
Пуля - дура, штык - молодец!
 
Трудно даже сказать, кто впервые применил ручное огнестрельное оружие. На заре позапрошлого тысячелетия китайцы отпугивали хищных животных с помощью бамбуковых стволов, в которых они поджигали порох. Интересно, что китайцы довольно долго пользовались порохом только в мирных целях. У них даже была такая поговорка: из хорошего железа не делают гвоздей, а из хороших людей - солдат...
 
В Европе первые ружья появились в конце XIV в. Рыцари вешали на шею короткую трубку, в которой был порох и пуля, упирали эту трубку в панцирь и поджигали тлеющим фитилем. Интересно, что принцип действия огнестрельного оружия с тех пор остался неизменным, и по большому счету вся разница между автоматом Калашникова и той рыцарской трубкой - только в способе зажигания порохового заряда.
 
- Каждая деталь современной винтовки или пулемета - плод долгих поисков и экспериментов, - рассказывает Борис Васильевич. - Мало кто знает, что аркебузу, прабабушку современной винтовки, прижимали не к плечу, а к груди, из-за чего и приклад делали необычный, пятигранный в форме оленьего копыта ...
 
Первый замок для зажигания порохового заряда был фитильный. На так называемую пороховую полку насыпаете затравочный порох, который поджигается тлеющим фитилем и, в свою очередь, поджигает основной заряд. О точности попадания из такого оружия красноречиво свидетельствует только один факт: в российских ружей начале XIX в. с гораздо более совершенным кремнево-ударным замком на расстоянии сто шагов было 75 процентов попаданий. Суворов, кое-что таки понимал в военном деле, не зря говорил: «Пуля - дура, штык - молодец!»
 
Перезаряжать фитильное ружье надо было минуты две, а попадание в цель случались гораздо реже, чем промахи. Лучник за две минуты мог выпустить 25 стрел и попасть. И все равно люди предпочитали ружья - возможно, потому, что чувствовали: будущее именно за ними ...
 
Пистолетам Кухенрейтера и сейчас нет равных
 
В ХVI в. был изобретен так называемый кремниевый замок, который действовал по принципу зажигалки. Небольшое колесико заводили специальным ключом - потом оно крутилось и терло по кремню. Кремниевыми пистолетами часто пользовались как дубинками: они весили по 1-1,5 кг и слишком долго перезаряджались.
 
Когда появился кремниево-ударный и капсульный замки, исчезла необходимость превращать пистолеты в боевые дубинки. Однако каждый пистолет был ручной работы, поэтому ни о какой стандартизации не может быть и речи. Из одного пистолета вы могли попадать в цель лучше, из другой - хуже. Поэтому по всей Европе начали появляться оружейники, чьи имена славились на весь мир. Например, пара дуэльных пистолетов работы немецкого мастера Кухенрейтера стоила в начале XIX в. 2000 российских рублей серебром. За эти деньги можно было купить 20 крепостных.
 
- Но поверьте, пистолеты стоили этих денег, - восторженно рассказывает Борис Васильевич. - Ведь минимальное расстояние между дуэлянтами составляло 11 шагов, а поэтому в руках должен оказаться только абсолютно надежный пистолет ... Знаете, однажды я взял пистолет Кухенрейтера в руку, выбрал точку на потолке, подбросил пистолет и мушка оказалась точно напротив этой точки. Беру любой из современных пистолетов - свой любимый парабеллум, затем вальтер - подбрасываю - не то. Дело в том, что центр тяжести в кухенрейтерских пистолетах рассчитан чрезвычайно точно. А в современных - в среднем. При серийном производстве иначе и быть не может...
 
О пулях «дум-дум» и первых револьверах
 
- А из этого дамского оружия тоже можно было кого-то убить? - спросил я, увидев в витрине, где экспонировались очень красивые изделия гуцульских оружейников, маленький, словно игрушечный пистолетик.
 
- Во-первых, дамского оружия никогда не существовало, - возмутился Борис Мельник. - Женщины стреляли из того же, из чего и мужчины. А во-вторых, вы присмотритесь внимательнее, какой у этого пистолетика калибр! Здесь верных 13 мм. Представьте на секунду дырку диаметром 13 мм в человеческом теле! К тому же, стреляли тогда круглыми свинцовыми или оловянными пулями. В полете пули плавились и увеличивались в размерах. Соответственно, и рана становилась больше. Гораздо позже англичане использовали так называемые пули «дум-дум». Они имеют мягкую, надрезанную головку, которая расходится в полете в разные стороны, словно цветок. Использование пуль «дум-дум» до сих пор запрещено международными конвенциями.
 
Оказывается, изобретение револьвера связано с несчастными судьбами двух изобретателей. Первый из них жил в Туле в конце ХVIII в. Это он изобрел кремниево-ударный револьвер. Но чиновники посмотрели на изобретателя как на шута: мол, ни в Европе, ни в Америке такого нет, а какой-то мужик думает, что умнее всех! Главной бедой другого изобретателя, американца, была бедность. Поэтому его изобретение присвоил в 1837 предприниматель по фамилии Кольт.
 
Увидев в экспозиции знаменитый наган, не мог не спросить, почему его сняли с вооружения. Ненадежный был, что ли?
 
- Лично я револьверу доверяю больше, чем пистолетам, - признался Борис Мельник. - Револьверы имеют простую конструкцию: если случится осечка - нажмите еще раз, и будет выстрел. С пистолетом так не получится. Зато пистолет имеет несколько других, я бы сказал, чисто прагматических преимуществ: его можно гораздо быстрее зарядить и прятать даже в кармане брюк. Однако, насколько мне известно, в течение последнего десятилетия люди снова возвращаются к револьверам. Надежность важнее удобства...
 
 
 
Битва под Задворьем недалеко от Львова, в 1920 году. В ней буденовские войска, которых задержали несколько сотен польских бойцов, активно использовали как холодное, так и огнестрельное оружие. 
 
О ружье, которое хотели подарить Брежневу
 
Когда-то у Бориса Мельника был товарищ по имени Борис Савронь. Он был хорошим врачом и страстным охотником. И все подбивал историка поехать с ним на охоту. И Борис Васильевич, несмотря на свою любовь к оружию, каждый раз отказывался. Не хочу, говорил, убивать ради удовольствия. А на охоту Борис Савронь брал редкие ружья, которых хватало в его коллекции. Украшением ее была капсульное ружье 1848 работы бельгийского мастера А.Малерба, украшенное великолепной резьбой по дереву; ложе этого этого ружья было отделано серебром. Такая «игрушка» стоила не меньше, чем пистолеты Кухенрейтера...
 
И вот на беду узнало о ней высокое начальство и задумало подарить ее Леониду Брежневу. Как только не давили на охотника, что только не обещали, он настаивал на одном: как бы там ни было, ружье должно остаться во Львове. Впоследствии коллекционер продал свою любимицу в «Арсенал», где она хранится и поныне.
 
Все боевые нарезные «Арсенальная» ружья и пистолеты стреляли бы и сейчас, если бы их стволы не просверлили, согласно музейных правил. Возможно, так и лучше, и когда-нибудь все самое грозное оружие застынет, вполне безопасное, в витринах арсеналов, превращенных в музеи.
 
Дмитрий СИНЯК.
Газета "высокий Замок", 2001 год