Специализированный интернет-портал "История Львова"


Раиса Максимовна

В 1989 году Михаил Горбачев с супругой посетил Львов. Вот как об этом вспоминает тогдашний 1-й секретарь Львовского обкома (должность, соответствующая нынешней губернаторской) КПУ Яков Погребнякю 

- Однако в 1989 году, когда чета Горбачевых прилетела во Львов, вы встречали их вместе с супругой?

 
 - Да, вместе. Но это особая история. Для своего второго визита в Украину Михаил Горбачев выбрал тогда три города — Киев, Донецк и Львов. Руководители областей получили из Киева команду: Михаила Сергеевича и Раису Максимовну Горбачевых встречать обязательно вместе с женами. А я в то время был первым секретарем Львовского обкома партии… Утром, когда московская чета находилась на подлете к Донецку, в моем кабинете зазвонил телефон спецсвязи: «Товарищ Погребняк? Будете говорить с бортом самолета». Я успел только подумать: неужто какой-то космонавт или американский президент? (Улыбается. ) Как вдруг услышал в трубке характерный, с хрипотцой, голос Щербицкого: «Здравствуй! Знаешь, из-за сильного тумана Донецк не принимает, поэтому мы меняем курс на Львов». Я опешил, ведь встреча во Львове планировалась на завтра! А Владимир Васильевич продолжил: «Михаил Сергеевич передает привет и уверен, что Погребняк примет нас на должном уровне. Так что через час будем во Львове».
 
В мгновение ока все завертелось в бешеном темпе. В аварийном порядке нашли для встречи девушек с хлебом-солью и рушниками. Проблема возникла даже с фотофиксацией визита: все аккредитованные фотокорреспонденты и телеоператоры программы «Время» спокойно ожидали Горбачева в Донецке…
Мы с женой спешно собираемся в аэропорт. Жена моя, кстати, волновалась ужасно. Знаете ли, обычная женская проблема — нечего надеть.
 
- Шутите?! Супруге первого секретаря Львовского обкома — и нечего надеть?
- Тогда жены руководителей всех рангов и уровней одевались очень скромно. Носили платья или костюмы в деловом стиле, без броских деталей. В общем, моя супруга надела свой лучший костюм, а поскольку за окнами был холодный март, то и зимнее пальто с каракулем — и мы отправились в аэропорт встречать высоких гостей. Пока доехали, правительственный «Ту-154» уже приземлился и катил по летному полю. Здороваясь, Михаил Сергеевич улыбнулся: «Ну что, успели?»
 
В центре Львова кортеж встречали толпы людей — машины даже не могли развернуться на узеньких улочках. Когда эта новость успела облететь весь город, даже не представляю… До того руководители такого ранга Галичину не посещали. Только однажды, в 1939-м, первый секретарь ЦК КП(б) Украины Никита Хрущев принимал участие в народных сборах, единогласно проголосовавших за установление в Западной Украине советской власти. Да еще разок проездом останавливался Леонид Брежнев. И все!
 
Итак, прибыли. Ничего крикливого и сверхъестественного из одежды на Михаиле Сергеевиче не было: добротный костюм, галстук традиционных тонов, хорошая обувь. Раиса Максимовна, как любая женщина, выглядела гораздо эффектнее своего супруга. И это при том, что первая леди предпочитала деловые костюмы, без каких бы то ни было вычурных украшений и бутоньерок. Впрочем, у Раисы Горбачевой была такая точеная фигурка, что на ней любой наряд выглядел достойно.
 
Обед в Доме приемов Львовского обкома партии был приготовлен исключительно из московских продуктов. Да и готовили еду тоже москвичи. Спиртное на столах снова отсутствовало, несмотря на то, что борьба с алкоголизмом оказалась пустой авантюрой… Михаил Сергеевич по поводу этой неудачной кампании даже посетовал: «Это меня секретарь ЦК КПСС Лигачев изнасиловал. Я был против. Лучше бы и не начинал».
На первое подали жиденький супчик, затем какое-то нехитрое второе. Я есть ничего не мог: нервничал и думал, как бы решить наболевшие вопросы. Кроме всего прочего, для строительства городского водопровода срочно требовались трубы большого диаметра. Я обратился к генсеку: «Михаил Сергеевич, извините, что во время обеда. Вы ведь сейчас улетите, а области надо помочь». Он что-то ответил, потом замолчал. И в этот момент к нашему разговору подключилась Раиса Максимовна: «Яков Петрович, дайте же Михаилу Сергеевичу спокойно пообедать!» Я извинился и хлебнул московские щи…
 
На мой взгляд, главная беда руководства Горбачева заключалась в том, что Михаил Сергеевич не учел, насколько сложна система взаимоотношений народов, населяющих Советский Союз. Особенно это касалось республик Прибалтики и народов Северного Кавказа. Нельзя было так резко открывать шлюзы гласности, которую многие восприняли как вседозволенность. Горбачев, по сути, выпустил джинна из бутылки. И вскоре лидеры России, Украины и Белоруссии — Борис Ельцин, Леонид Кравчук и Станислав Шушкевич — в Беловежской Пуще поставили точку в истории президентства Горбачева. Оно длилось более полутора лет — с марта 1989-го до декабря 1991 года.
 
По материалам газеты "Факты" за 13 марта 2010 г.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить