Специализированный интернет-портал "История Львова"


Часть 7. 1939—1944: в период Второй мировой войны

В соответствии с пактом Молотова-Риббентропа Львов, как и вся Галичина должен был войти в состав Союза Советских Социалистических Республик. Из-за некоторого рассогласования 12 сентября 1939 года Вермахт начал осаду города.

Начальником обороны Львова с 12 по 22 сентября был Францишек Юзеф Сикорский. 19 сентября польские войска под командованием генерала Владислава Лангнера попытались провести контратаку, но она не удалась. 19 сентября части 6-й армии РККА подошли к городу. Частично, в составе головного разведывательного батальона 24-й танковой бригады, советская армия вошла во Львов, преодолевая сопротивление польских огневых точек, и около 5 часов утра заняла восточную часть города. Была установлена связь с польским штабом и предложено начать переговоры о сдаче города. В 8.30 немецкие войска в составе 137-го полка горной дивизии неожиданно начали атаку на запад и юг города, войдя в огневой контакт с советскими войсками. Противостояние продолжалось до тех пор, пока 20 сентября вермахт не отвёл свои войска от города. В соответствии с Секретным дополнительным протоколом к пакту Молотова-Риббентропа, в ночь на 21 сентября советские войска сменили немецкие и начали готовиться к штурму, назначенному на 9 утра 21 сентября. В назначенное время войска начали движение к городу, но польское командование возобновило переговоры. В 17:00 возле дрожжевого завода на восточной окраине города состоялась последняя встреча между польским и советским командованием. Со стороны Польши присутствовали: генерал В. Лангнер, подполковник К. Рыжинский, майор Я. Явич, капитан К. Чихирин, со стороны СССР: комбриг П. А. Курочкин, комбриг Н. Д. Яковлев, бригадный комиссар К. В. Крайнюков, полковник Фотченков, полковой комиссар Макаров, И. А. Серов. Вернувшись со встречи, Лангнер провёл совещание, на котором большинство офицеров высказалось за прекращение боёв. В 8:00 22 сентября Лангнер прибыл с подготовленными предложениями в штаб 24-й танковой бригады в Винники. В результате последнего раунда переговоров в 11:00 было подписано соглашение «о передаче города Львова войскам Советского Союза».

Очевидно, что ни местные поляки, ни украинцы не считались советским руководством своей опорой. Чтобы придать захвату легитимный вид, Советская власть организовала во Львове 22 октября 1939 года опереточное Народное Собрание Западной Украины, которое собралось в нынешнем здании Оперного театра, где торжественно провозглашено Воссоединение западноукраинских земель с Украинской Советской Социалистической республикой в составе Союза Советских Социалистических Республик. Сразу после этого начались массовые репрессии и депортация в Сибирь украинского и польского населения.

Сначала большинство народа с энтузиазмом приняла новый строй. Снизился уровень безработицы, открыли новые школы, в которых обучали на языках русском, идиш и украинском. Начал деятельность еврейский театр, которым руководила Ида Каминская. В конце 1939-го и в начале 1940 года ликвидировано большинство мелких предприятий. Многие их без юридических оснований национализировали как капиталистические , а их владельцев депортировали в глубину СССР.

22 июня 1941 года массированной атакой Вермахта на западную границу СССР началась немецко-советская война. После начала немецкого вторжения в СССР 22 июня 1941 года ОУН начала попытки захватить город, однако оуновцы были оттеснены подоспевшими пограничниками. Перестрелки продолжались вплоть до 30 июня. Пока на линии фронта шли бои, сотрудники госбезопасности, чтобы не эвакуировать заключённых, истребили две с половиной тысячи украинцев, поляков и евреев, преимущественно интеллигенции, которые находились в тюрьмах «Бригидки», на Лонцкого и Замарстыновской тюрьме.

Последнее советское подразделение оставило Львов ночью с 28 на 29 июня, а первые немецкие подразделения вошли в город 29 июня, около 11 час. утра. 30 июня 1941 во Львов вошла немецкая армия. Одним из первых по улице Яновской (нынешней Шевченко) в город вошёл батальон «Нахтигаль», который находился в составе абвера и был укомплектован из украинских националистов, сторонников ОУН Степана Бандеры, возглавляемых Романом Шухевичем.

30 июня на площади Рынок бандеровцы провозгласили Акт восстановления Украинского государства, не спрашивая разрешения немцев. По завершении заседания львовской радиостанцией, находившейся под контролем «Нахтигаля», текст «Акта» был передан в эфир на немецком и украинском языках. На башне Княжеской горы был поднят национальный украинский флаг. Этим шагом они настроили против себя немецкое командование и против украинских националистов начались репрессии. В концлагерь Заксенхаузен был заключён и Степан Бандера.
Основные статьи: Холокост во Львове, Убийство львовских профессоров, Львовское гетто

Немецкая администрация запятнала себя еврейским погромом и убийством львовских профессоров 3-4 июля 1941 года. Есть сведения об участии в этих преступлениях и украинских националистов из батальона «Нахтигаль». Однако такие акции осуществляли зондеркоманды, которые были в подчинении Службы Безопасности (СД), а «Нахтигаль» подчинялся абверу (военной разведке), который имел другие задачи. Хотя это не противоречит возможности участия отдельных солдат батальона в зверствах.

Вместе с тем немецкое командование приказало открыть советские тюрьмы и показать жителям города правду о преступлениях советского тоталитарного режима. Немцы сразу же запустили версию, что убийцами были евреи на службе в НКВД, и среди замученных евреев нет. И первое, и второе было неправдой. Процент евреев, служивших в НКВД, не преувеличивал десять процентов, и были это люди из-за Збруча, потому что местных «не ангажировали» к службе в НКВД, разве что в роли мелких сыщиков. Поскольку настоящим виновникам отомстить было невозможно, ибо, спалив все документы, они ушли вместе с Красной Армией, толпа решил отомстить евреям. Чего немцы и добивались. В город вошло несколько тысяч украинцев, вооружённых дубинками. Евреев, которых они встречали на улице, били палками, вытаскивали их из домов и ворот, отводили на ул. Лонцкого и заставляли откапывать трупы. В течение нескольких дней в окрестностях Львова погибли около трёх тысяч евреев.

1 августа 1941 во Львове создана администрация немецкого дистрикта Галичина, вошедшего на правах пятого дистрикта в состав Генерал-губернаторства, созданного на территории бывшей Польши с центром в Кракове. Выходила газета «Свободная Украина», которую немцы вскоре переименовали в «Львовский дистрикт». В этой газете можно было прочитать, что после нордической расы лучшей является раса динарская, а её «чистыми» представителями являются украинцы. Поляки и венгры являются «обжидившимися», а потому относятся к низшей расе.

Во Львове созданы концентрационные лагеря Шталаг-329 в Цитадели, в котором они уничтожили свыше 140 тысяч советских, итальянских и французских военнопленных, и Яновский концлагерь (теперь исправительно-трудовая колония № 30) в конце улицы Шевченко, для уничтожения еврейского населения. Еврейское население согнали в гетто в северной части города за железнодорожной колеёй.

Яновский трудовой лагерь (DAW Janowska) был создан в сентябре 1941 изначально только для евреев из львовского гетто, которое по величине было третьим, после Варшавского и Лодзинского гетто. В октябре 1941 там находилось 600 евреев работающих слесарями и плотниками. С 1942 в лагере также содержались и поляки и украинцы, которых потом перевозили в Майданек. Действовал до июня 1944 года. Здесь было уничтожено от 140 до 200 тысяч евреев, поляков, украинцев.

В начале 1943 года Роман Шухевич, который демобилизовался из военной полиции Шуцманшафт и которому грозил арест гестапо за участие в провозглашении Акта восстановления Украинского государства, переходит в подполье. Имея опыт партизанской войны в белорусских лесах, он организует переход украинских националистов, служивших в немецкой полиции, в полесские леса на Ровенщину. Эти территории принадлежали к другой оккупационной структуре, рейхскомиссариату «Украина» с гораздо более жестоким режимом правления, чем в Галичине, здесь действовали отряды Украинской Повстанческой Армии под командованием Тараса Бульбы-Боровца. Бандеровцы начали вливаться в УПА, введя строгую дисциплину и расширили её структуру на всю территорию Украины. В ноябре 1943 года Роман Шухевич занял пост главного командира УПА.

В 1943 году немцы истребили львовское гетто. С этим Львов потерял своё еврейское население. Накануне Холокоста около трети львовян были евреями (более 100 000), подавляющее большинство которых не дожили до освобождения города Красной армией. Когда 27 июля 1944 года советские войска взяли Львов, в нём оставалось менее 300 евреев, прятавшихся в городе и канализации. Несколько тысяч детей было спасено активистами польской правительственной организации Жегота (Żegota — Совет помощи евреям на оккупированной территории Польши).

Евреев укрывали и в монастырях и церквях Украинской грекокатолической церкви. Среди спасшихся в Свято-Юрском соборе во Львове был главный ортодоксальный раввин города Давид Кахане.

В 1942—1944 годах в городе действовало коммунистическое подполье (организация Народная гвардия имени Ивана Франко), разведчик Николай Кузнецов ликвидировал вице-генерал-губернатора дистрикта Галиция Бауэра и начальника канцелярии губернаторства Шнайдера.

28 апреля 1943 г. в дворце бывших императорских наместников Галиции на ул. Чарнецкий (теперь В. Винниченко, 14 — здание облгосадминистрации) при участии руководства дистрикта «Галиция», представителей украинской общественности и духовенства Львова состоялось торжественное провозглашение Акта о создании украинского формирования с названием — Стрелецкая дивизия СС «Галичина». Среди присутствующих были почётный гость из Вены известный галицкий военачальник, бывший военный министр ЗУНР, генерал В. Курманович, председатель УЦК В. Кубийович, губернатор А. Вехтер, представитель Генерального Губернаторства Л. Лёзакер, деятели правления дистрикта О. Бауэр (убит советским разведчиком Н. Кузнецовым в марте 1944 г.), полковник Бизанц.

Военную управу возглавил полковник Альфред Бизанц, уроженец с Дорнфельд (теперь Николаевского района, Тернопольской области), бывший активный участник украинского освободительного движения, командир 7-й Львовской бригады УГА, подполковник Армии УНР. В состав Управы А. Бизанц привлёк известных украинских общественно-политических и военных деятелей Львова: А. Навроцкого, который стал его заместителем, И. Рудницкого, А. Палия. Л. Макарушка, В. Билозира, Б. Гнатевича, М. Островерха, о. В. Лабу, а также надднепрянцев — полковников Армии УНР (позже генералов) Д. Манзенко и В. Малеца. Главную женскую Секцию при Управе возглавила Анна Гачкевич.

18 июля 1943 из Львова на обучение в лагеря выехал первый сформированый стрелковый полк. Провожали его торжественно. На площади перед Цитаделью главным духовным лицом дивизии о. В. Лабой отслужена Служба Божья. После этого состоялись манифестация и парад перед Оперным театром, дефилада на главном вокзале и прощания. В мероприятиях приняли участие представители немецкой власти и украинства, тысячи львовян. Большинство добровольцев из Львова составили 6-й стрелковый полк, который под командованием подполковника Кюна уехал во Францию и проходил подготовку в городке По-и-Тарб. Общественность Львова поддерживала тесные связи с «Галичиной». Её представители вместе с А. Вехтером и А. Бизанцем неоднократно выезжали в галицкие полки во Францию и Германию. Военных развлекала труппа театра «Весёлый Львов». Женщины Львова собирали для дивизионников подарки, в частности на Рождество 1944 г. отправлено 15692 пакетов.

Во время наступления Красной Армии, после разгрома немцев под Бродами во Львове 23 июля 1944 года началась военная операция польской подпольной Армии Крайовой с целью занятия Львова и Галиции и с этих позиций вести переговоры по устройству польско-советской границы. Она получила название «Операция Буря».

В ходе Львовско-Сандомирской операции Красной армии бои подо Львовом отличались необыкновенным упорством. Сложная география местности, болота и постоянный дождь создавали большие проблемы советским войскам. Кроме того, из-под Станислава (Ивано-Франковска) немцы подтянули три дивизии.

13 июля 1944 войска 1-го Украинского фронта под командованием маршала Ивана Конева начали Львовско-Сандомирскую операцию. Непосредственно на львовском направлении действовали 38-я, 6-я общевойсковые, 3-я Гвардейская и 4-я танковые-армии и конно-механизированная группа генерала С Соколова. Их боевые действия поддерживала 2-я воздушная армия генерала С. Красовского, ещё с весны осуществлявшая массированный налёт на Львов. С 9 апреля её самолёты с 20:30 вечера до 2:00 ночи напролёт бомбили аэродром Скнилова, главный вокзал, станции Подзамче и Персенковки, сбросили тяжёлые бомбы на жилые кварталы улиц Городецкой, Коперника, Петра Могилы, Сапеги и пригородных посёлков Збоиска, Кривчицы, Козельников, Сокольников — всего на 318 пунктов. Вследствие этого около ста жителей погибли и 400 были ранены. Жестокие налёты продолжались в мае, июне и июле (почти ежедневно).

Битва советского войска за Львов началась Бродовской битвой, в которой активное участие приняла украинская дивизия «Галичина» …

После разгрома Бродской группировки танковые армии генералов П. Рыбалко и Д. Лелюшенко вместе со стрелковыми частями 38-й и 60-й армий стремительно повели наступление на запад, а когда приблизились к Львову, начали обходить его с севера и юга. Под угрозой полного окружения командующий группой армий генерал И. Гарпе 23 июля отдал приказ своему войску оставить город и отходить в сторону Самбора. Перед отступлением немцы уничтожили ряд объектов и коммуникаций, подожгли склады горючего. Над Львовом поднялись высокие столбы дыма.

План операции «Буря» имел специальный раздел, касающийся Львова. Он предусматривал на первом этапе, при приближении фронта, развернуть саботажные акции на коммуникациях противника, но только вне Львова в радиусе не менее 10 км. Допускались акции в районах, заселённых украинцами. Во время отступления немцев из Львова рекомендовалось вести боевые действия только в окрестностях, прежде всего западных и южных. Запрещалось вести бои в центральной части города. План требовал ликвидировать всевозможные направленные на овладение Львовом выступления украинцев. После вступления войск Красной армии Армии Крайовой предлагалось представлять польскую власть во Львове.

7 июля 1944 командующий Львовского округа АК полковник Владислав Филипковский получил ожидаемый приказ генерала Соснковского начать реализацию плана «Буря»: любой ценой овладеть Львовом, создать польскую администрацию, которая представляла бы правительство Польши перед войсками 1-го Украинского фронта. Для осуществления плана «Буря» В. Филипковский имел около 7 тысяч вооружённых воинов. Непосредственно во Львове действовали трёхтысячная 5-я дивизия пехоты, 14-й полк улан и несколько отрядов местных добровольцев. Кроме того, вне Львова были готовы к действиям так называемые «лесные отделы» — боевые группы «Восток» (910 воинов АК), «Юг» (150), «Запад» (550), «Сян» (600) и «Север»(150), которые должны были парализовать деятельность транспортных коммуникаций.

С 13 июля 1944 года в операции принимал участие 11-й гвардейский миномётный полк реактивной артиллерии. С 22 по 24 июля 3-я гвардейская танковая армия совершила удачный манёвр, главными силами обошла Львов с севера и развернула наступление на Львов с запада. Город оказался в кольце и через двое суток был взят. 22 июля 1944 в утренние часы на Львов с юго-восточной стороны (улица Зелёная) ударила 29-я советская моторизовання бригада из 10-го корпуса 4-й танковой армии. Из-за отсутствия пехоты, которая была необходима в боях на территории города, очень охотно была принята помощь подразделений Армии Крайовой.

Когда немецкая оккупационная администрация дистрикта «Галиция», учреждения гестапо и полиции в ночь на 23 июля покинули город, части АК утром атаковали колонны немецких 20-й моторизованной и 101-й горной дивизии вермахта, которые отступали. Во время боёв полякам удалось захватить предместья Голоску, Погулянку, кварталы в районах улиц Кохановского (теперь К. Левицкого), где в доме 23 разместился штаб восстания, улиц Зелёной, Яблоновских (теперь Ш. Руставели), Бема (теперь Я. Мудрого), К. Лещинского (теперь Братьев Михновских), а также некоторые объекты города. Особенно отличился в боях 14-й полк улан, который даже захватил несколько немецких танков.

25 июля в бои за Львов вступили войска фронта маршала И. Конева. Первыми на улицы города прорвались танкисты генерала Д. Лелюшенко. 26 июля подразделения 10-го Гвардейского танкового Уральского добровольческого корпуса проникли на площадь Рынок и подняли над ратушей красный флаг. Со стороны Городка по Городоцкой и Яновской (теперь Т. Шевченко) продвигались части генерала П. Рыбалко, которые в районе Клепаровской разбили тыловые подразделения 101-й немецкой дивизии. Из района Дублян и Винников атаковали город дивизии 60-й армии генерала П. Курочкина. Части 38-й армии заняли Знесенье и окружили немцев в районе Высокого Замка.

24-26 июля 1944 года на подступах к Львову шли ожесточенные бои. 4-я танковая армия, обойдя Львов с юга, ворвалась на окраине города и завязала уличные бои. Экипажу танка Т-34 «Гвардия» 63-й гвардейской танковой бригады 10-го гвардейского Уральского танкового корпуса под командованием лейтенанта А. Н. Додонова было приказано прорваться к центру города и поставить Красный флаг на башне здания Львовского горсовета. Преодолевая сопротивление немцев, машина на большой скорости промчалась по улицам Львова и остановилась у подъезда горсовета. Радист А. Марченко с группой автоматчиков, уничтожив немецкую охрану, ворвался в здание и поставил над городом красное знамя. Марченко был тяжело ранен и через несколько часов скончался. Посмертно он был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени. А. Марченко стал первым почетным гражданином Львова. В его честь на здании городского Совета была установлена мемориальная доска, а на могиле установлен памятник.

Части Красной армии и Армии Крайовой вели боевые действия против немцев совместно, как союзники. В тесном взаимодействии с АКовцами, которые хорошо знали город, советская армия в течение 27 июля овладела центром Львова, районом главного вокзала, Цитадели. К концу дня бои за освобождение города от немцев победно закончились. В бесспорно тенденциозном отчёте командира 14-го полка уланов майор «Дража» (офицер югославской армии, бежавший из немецкого плена и вступивший в АК) писал: «Город заняли польские отделы повстанцев, а советские бронетанковые подразделения только помогали им. На всех домах были видны только бело-красные флаги. Генерал Филипковский комендант округа, в новом обмундировании находился со своим штабом на улице Кохановского, 23. Полковник Червинский, командир округа, был комендантом города, а порядок удерживала полиция АК». Следует отметить, что его 14-й полк действительно сражался упорно, за что получил благодарность советского командования.

В течение двух дней улицы Львова вместе с красноармейцами патрулировали аковские воины с бело-красными повязками на рукавах, а на многих домах были установлены бело-красные флажки. На ратуше с 26 июля развевался польский флаг, а ниже, на рогах башни — ещё четыре: флаги США Англии, Франции и СССР. Лондонское правительство Польши считало осуществление операции «Буря» во Львове чрезвычайно успешным. Её руководитель полковник В. Филипковский был повышен в чине до генерала бригады и в составе группы ведущих офицеров Львовского округа награждён орденом Виртути Милитари. Наверное, стоит отметить, что в советской историографии, воспоминаниях маршала И. Конева, генерала армии Д. Лелюшенко и других военачальников упоминания о боевых действиях частей АК во Львове в июле 1944 г. не допускались.

Однако период мирного сосуществования войск Красной армии и Армии Крайовой, а затем советской власти с польскими структурами быстро закончился. 27 июля В. Филипковский установил контакты со штабом 1-го Украинского фронта, на следующий день его вызвали на приём к представителю НКВД комиссару госбезопасности Грушке, где однозначно заявили, что Львов — советский город, и выдвинули требования: немедленно снять польские флаги в городе, прекратить патрулирование, сосредоточить части в казармах и сложить оружие. Польский генерал подписал соответствующий приказ военным Львовского округа АК и по предложению Грушки 30 июля самолётом вылетел в Житомир, где якобы находился штаб командующего Войска Польского генерала Роля-Жимерский. В Житомире он и командующие Тернопольского округа — полковник Студзинский и Львовского района — полковник Червинский были арестованы и оказались в одном из концлагерей Сибири. На следующий день командование Львовского района и округа, командиры частей АК и чиновники польской администрации были приглашены органами советской власти на совещание в штабе округа на ул. Кохановского, 23. Когда поляки собрались, дом окружили энкаведисты и всех 32 участников совещания, среди них четыре женщины, посадили в тюрьму на ул. Лонцкого. Позже их осудили на 10-20 лет заключения. 2 августа был издан последний приказ АК о ликвидации 3-го Львовского округа, а личному составу его частей во Львове было предложено вступить в Войска Польского или быть интернированными до конца войны. Подавляющее большинство солдат и офицеров отказались идти в армию под командованием дезертира, приговорённого к смерти польским военным судом, и попали в советские концлагеря. Некоторым удалось перейти на нелегальное положение, или бежать за Сан и присоединиться к действующим в Польше частям АК.

Уже на второй день после вступления советских войск во Львов начала деятельность оперативная группа ЦК КП(б)У во главе с И. Грушецким (партийный и советский работник города). Новая власть прежде отметила боевые заслуги советского генералитета. Постановлением обкома партии от 14 августа 1944 маршалу И. Коневу, генералам Д. Лелюшенко и П. Курочкину были подарены прекрасные особняки. Кстати, один из них принадлежал сыну Каменяра, Петру Франко, которого энкаведисты убили в июне 1941 г.

Период немецкой оккупации закончился. Львов снова на полвека стал советским.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить