Специализированный интернет-портал "История Львова"


ЛЬВОВСКИЕ РОМЕО И ДЖУЛЬЕТТА

Легенды средневековья, как эта история, по своему драматизму не уступает шекспировской «Ромео и Джульетте». Молодой итальянец Микелини привез из далекого Крита во Львов большую партию вина, часть которого купил украинский купец. В доме купца Микелини увидел его дочь Пелагию и сразу влюбился. Чувство влюбленных было взаимным. Итальянец так увлекся девушкой, что решил остаться во Львове.

Но к несчастью, именно в этом  1594 году, в город пришла большая беда — чума, которая к тому времени скосила уже половину Европы. Пелагия  заболела, надежды на выздоровление не было. Со­гласно строгому приказу, еще живых зачумленных отпевали в церкви и вывозили за город. Приближаться к больному было очень опастно, даже нотариусы писали предсмертные завещания под диктовку больных, стоя под их окнами на большом расстоянии. Но Микелини не бросил любимую, ухаживал за ней и как мог утешал.

Зная, что контакт з обреченным человеком равносилен смерти, он мог уйти от своей любви, мог спасти свою жизнь. Но жизнь без нее не имела для него никакой цены. Вскоре Пелагия умерла, и ее как православную похоронили на кладбище церкви Благовещения (на теперешней Городоцкой в районе дома №3О). Через несколько дней умер и Микелини.

Умирая, он, католик, просил похоронить его в костеле Святого Станислава (между нынешними улицами Тиктора и Фурманской). На обоих могилах итальянец просил поставить одинаковые памятники, на которых было выбито два сердца, связанных веткой лавра. А под ними позже были выгравирова­ны слова львовского поэта Шимона Шимоновича: «Что любовь соединит, то и смерть не разлучит».

Уже давно нет во Львове ни церкви Благовещения, ни костела Святого Станислава: более двухсот лет тому назад они были разобраны по приказу австрийских властей, ведь город рос и нуждался в новых строениях. Но, наверное, где-то здесь и сейчас витают души украинки и итальянца, напоминая нам еще и еще раз о том, что смерть никогда не разлучит тех, кого соединила любовь.

ЛЮБОВЬ С ПЕРВОГО ВЗГЛЯДА

Среди львовских любовных историй, конечно же, есть и история о любви с первого взгляда. В XVII в. в каменице на площади Рынок, 30, жила Ядвишка Лушковская, дочь обедневшего купца.

В 1634 году во Львов приехал польский король Владислав Четвертый. Проезжая по площади Рынок, он случайно увидел Ядвишку, приветствовавшую из окна своего монарха, и влюбился на всю жизнь. Король забрал красавицу-львовянку в Варшаву и поселил в своем дворце.

Любовь короля вызвала беспокойство и возмущение в высшем обществе. Папский нунций и архиепископ считали, что Ядвишка приворожила короля, и пытались искоренить это чувство святой водой и аскетизмом. Но эти средства не помогли, и тогда было решено Владислава женить.

 

Польський король вскоре обвенчался с австрийской принцессой Цецилией Ренатой, девушкой очень серьезной и набожной. После того, как новая королева поинтересовалась, кто эта особа, которая так весело смеется,  Ядвишку переселили в другой дворец. Это тоже не помогло, король по­стоянно ее навещал. Тогда Ядвишку Лушковскую выдали замуж за шляхтича, имеющего прекрас­ные поместья в Литве, где быта отличная охота. Король был страстным охотником, часто туда наведывался и оставался на несколько месяцев.

Владислав Четвертый овдовел, женился вторично, но свою любовь не оставил. Он умер на руках у Ядвишки весной 1648 года. Она осталась сама, окруженная всеобщей ненавистью, и дальнейшая ее судьба неизвестна.

РОКОВОЙ   ЛЮБОВНЫЙ    ТРЕУГОЛЬНИК

Во Львове умели любить, и бывала такая любовь, за которую не жаль было отдать все, что имеешь, и даже больше то­го — собственную жизнь. Третий дом пло­щади Рынок когда-то назывался Вильчковской каменицей, потому что тут жила 18-летняя красавица Анна Вильчковна, из-за которой в 1580 году во Львове раз­горелся кровавый скандал. Претендентов на руку (и наследство) красавицы было в избытке, но особенно настойчивыми оказались флорентинец Урбан Убальдини и поляк Павел Елёнэк.

Однажды на свадьбе подруги Анны два кавалера одновременно бросились при­глашать красавицу на танец. Подумав мгновенье, Вильчковна подала руку ита­льянцу. Обиженный Елёнэк тут же дал пощечину сопернику. Убальдини ответил ему, но ударом кинжала, оказавшимся смертельным. Убийцу сразу арестовали, и по законам того времени его ждала казнь.Но молодого флорентинца не казнили. И может быть, совсем не потому, что за него заступилась влиятельная итальянская колония Львова, и даже не потому, что он был родственником Папы Римского Григория XIII. Все дело решили львовские дамы.

Жены львовских судей не да­вали покоя своим мужьям ни днем, ни ночью даже устраи­вали пикеты перед Ратушей. «Такая пылкая любовь… такая романтическая история!» К этому прибавилось еще и то, что Павел Елёнэк, как настоящий христианин, на смертном одре простил убийцу и просил не наказывать его.

Вскоре Урбан Убальдини женился на Анне Вильчковне, и они стали основателями еще одного славного львовского патри­цианского рода.

Комментарии   

 
0 #1 Joie 21.06.2017 17:58
Glad to be one of the visitors on this awful website :D.



Also visit my blog post: foot pain and swelling
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить