Специализированный интернет-портал "История Львова"


Львов и Вторая мировая война. Часть 1

Дыхание приближающейся войны львовяне впервые почувствовали 26 августа 1939 года, когда по призыву львовского воеводы А. Билыка и президента города С. Островского тысячи жителей города вышли в парки и скверы копать противовоздушные убежища. В парке имени Тадеуша Костюшко (ныне парк Ивана Франко)работали студенты Львовского университета, а в Стрыйском парке - студенты Львовской Политехники. Убежища также были оборудованы на площади Галицкой, в районе главного почтамта. Но все это не мешало повседневной жизни. 
 
Оборона города
 
Город активно готовился к проведению XIX "Восточных торгов". Правда, газеты время от времени печатали информацию, которая настораживала горожан, в частности про депортацию немецкого консула из Львова в Варшаву, или объявления о регистрации сестер-резервисток Красного креста. Или о том, что 29 августа 1939 года проживавшие во Львове немцы преподнесли городскому старосте в дар портрет Адольфа Гитлера.
 
01 сентября 1939 года немецкая авиация совершила налеты на Варшаву, Перемышль и на Львов, нанеся бомбовый удар по Скниловскому аэродрому. В первый же день войны погибло 33 львовянина. В результате дальнейших бомбардировок были разрушены или повреждены главный железнодорожный вокзал, радиостанция, здание Греко-католической семинарии, а также церковь Св. Духа на улице Н. Коперника. Была нарушена работа электро- и телефонных линий, водопровода и канализации. В результате разрывов авиабомб было повреждено Лычаковское кладбище, в частности "Кладбище орлят". Практически сразу в главном корпусе Львовской Политехники был развернут полевой госпиталь.
 
Надо сказать, что жители Львова неоднозначно отнеслись к начавшейся войне. Большинство поляков подчинились приказу о мобилизации, активно поддерживали все действия городских властей в это время. Лидер Украинского национально-демократического объединения (УНДО), депутат В. Мудрий призывал земляков исполнить свои обязанности по защите Польской державы. Со специальным обращением выступил митрополит Украинской греко-католической церкви (УГКЦ) Андрей Шептицкий. Однако многие львовяне проявили в это время антипольские настроения - незадолго до войны прокатилась волна арестов известных украинских деятелей, греко-католических священников, членов ОУН, которая негативным образом отразилась на настроениях львовян-украинцев.
 
Несмотря на войну, в городе продолжалась обычная жизнь. В ресторанах и кафе гремела музыка, работали все 25 городских кинотеатров, в которых демнострировались самые последние американские киноновинки. До 10 сентября функционировал Большой городской театр (теперь Львовский театр оперы и балета). Гимназии и высшие учебные заведения объявляли о проведении вступительных испытаний. В то же время в городе наблюдался приток беженцев из Польши, в первую очередь евреев (всего около 130 тысяч чел.). Это привело к росту цен, в особенности на жилье.
 
В то же самое время события на немецко-польском фронте равзивались стремительно и не в пользу поляков. Немецкая 14-я армия генерала В. Листа уже 6 сентября захватила Краков и развернула наступление в направлении Перемышль-Львов.Оборону Львова возглавил генерал В. Лянгнер. Защиту города осуществляли 24 батальона пехоты, 3 эскадрона конницы, 94 орудия, всего до 15 ттысяч солдат и 1,2 тысячи офицеров. Под руководством генерала М. Янушайтиса и профессора Львовской Политехники К. Бартеля были сформированы несколько добровольческих батальонов Народной обороны. Благодаря энергичным действиям В. Лянгнера и помощи населения удалось организовать оборону города, в частности построить укрепления вдоль речки Верещицы. Так что, когда авангард немецкой 1-й горной дивизии - моторизованный полк полковника Ф. Шернера (затем дости звания фельдмаршала) 12 сентября 1939 года попытался прорваться в город через многочисленные баррикады на улице Городоцкой и к полудню дошел до костела Святой Эльжбеты, его вынудили отступить. Успешно был отбит натиск немцев со стороны Кульпарково, Козельник, Голоска. В этой ситуации немецкое командование бросило на Львов подразделения 2-й горной, 7-й пехотной и 5-й танковой дивизии. Город был почти полностью окружен, в руках поляков оставлись лишь восточные предместья Львова со стороны Винник.
 
Уличные бои во Львове. 1944 год
 
13 сентября немцы захватили Кортумову гору, Збоиска, Голоска, а к 15 сентября - Козельники и Сихив. В течение ночи 15 сентября, атаковав позиции немцев к северу от Львова, 10-я моторизованная бригада польской кавалерии под командованием полковника С. Мачко заняла Збоиску. Немецкое командование несколько раз обращалось к В. Лянгнеру с ультиматумом о сдаче города. Однако он делал все, чтобы выполнить приказ главнокомандующего Э. Рыдз-Смиглы от 14 сентября 1939 года: оборонять Львов, оттянуть на себя немецкие части, тем самым дав возможность польской армии организованно отступить в сторону Румынии, на новую линию обороны Днестр-Стрый.
 
Город остался без воды, электричества, не работало радио, не хватало еды, кое-где пылали крыши зданий, в частности костела иезуитов и железнодрожного вокзала. В те дни генеральный консул СССР во Львове Е. Синицын (профессиональный разведчик, позднее генерал госбезопасности СССР) сообщал в Москву: местная польская власть надеется, что Красная Армия выступит на защиту соседей-славян, а тысячи беженцев с запада Польши, да и многие львовяне просят разрешения выехать в СССР. В ответ консул получил указание свернуть работу и выехать в Москву.
 
Нарком обороны СССР К. Ворошилов 14 сентября 1939 года издал приказ о создании Украинского фронта во главе с маршалом С. Тимошенко, перед которым поставил задачу: 17 сентября перейти границу с Польшей, чтобы решительным броском разгромить польские войска на территории до рек Вислы и Сяна. Рано утром 17 сентября 1939 года войска Украинского фронта (28 стрелковых и 7 конных дивизий, 10 танковых бригад и 2 моторизованные - всего около 800 тысяч человек) нанесли Польше могучий удар с востока. Чтобы ускорить наступление и выполнить приза И. Сталина по захвату Львова на второй день марша, начальник штаба фронта генерал Н. Ватутин сформировал передовой отряд под командованием комбрига И. Шарабурко в составе 5-й конной дивизии и 24-й танковой бригады, который 18 сентября 1939 года из Тернополя форсированным маршем выступил на Львов. В течение ночи на 19 сентября танкисты комбрига П. Фотченко достигли окраин города, но под огнем польской артиллерии отступили к Винникам. Вскоре их неожиданно атаковали подразделения 137-го полка вермахта, которые неподалеку от костела в Винниках подбили две бронемашины, танкь и убили трех красноармейцев. В ответ советские танкисты повредили три немецких орудия и уничтожили их обслугу, включая трех офицеров. Прибывший на место схватки комбриг Н. Яковлев вступил в переговоры с генералом Фюрштайном и выставил требование снять осаду Львова и отвести немецкие части за реку Сян. В свою очередь немецкий военачальник потребовал отвести советские войска на линию Запитов - Жидачев не мешать ему осушествить 20 сентября 1939 года общий штурм Львова.
 
О незапланированном вооруженном столкновении с немцами и конфликтной ситуации вокруг Львова маршал С. Тимошенко доложил И.В. Сталину. К решению вопроса подключились генштабы обеих армий. В результате А. Гитлер дал указание очистить территорию Галиции к востоку от реки Сян. Решение фюрера немецкий генералитет встретил с возмущением. В частности, начальник штаба сухопутных войск вермахта генерал Ф. Гальдер записал в своем дневнике: "Решено: русские займут Львов. Немцы покинут Львов. День позора политического руководства Германии". Немецкие войска сняли блокаду Львова, а их место заняли части 17-го стрелкового и 2-го конного корпусов советской армии, которые получили приказ сохранять боеготовность и быть готовыми 21 сентября 1939 года атаковать город. Вечером 20 сентября на совещании штаба обороны Львова В.Лянгнер объявил, что решил на следующий день вступить в переговоры с представителями Красной Армии. Советская сторона настаивала на капитуляции гарнизона, поляки же высказывали намерение сдать Львов без боя при условии беспрепятственного отхода в сторону Румынии.
 
Утром 22 сентября 1939 года В. Лянгнер подписал в Винниках специальный протокол, согласно которому Львов передавался Красной Армии. Войска гарнизона - 15 тысяч бойцов и 1,5 тыс. офицеров - должны были сложить оружие и отойти в сторону села Куровичи. Личная свобода, неприкосновенность и выезд в Румынию гарантировался только офицерам и генералам. Но даже эти условия были жестоко нарушены: при выходе из города обезоруженных поляков окружили части Красной Армии и НКВД и отправили в фильтрационный пункт на территории Винниковской тобачной фабрики, а затем в лагеря для военнопленных и интернированных, в частности в Старобельск (1, 1 тыс. человек). Есть данные, что колонну сотрудников полиции из Львова советские солдаты и чекисты расстреляли на сборном пункте в пригородном поселке Сихов. Генералу В. Лянгнеру после обращения в Москву 26 сентября 1939 года все же позволили выехать в Румынию, откуда он через Францию пробрался в Великобританию.
 
Примерно в полдень 22 сентября 1939 года части 6-й армии генерала Ф. Голикова вступили на улицу Лычаковскую. В некоторых местах их встречали цветами и красными флагами (видно было, что в ряде случаев для этой цели просто оторвали полосу от польского флага), а иногда - выстрелами из окон и с крыш зданий. С особым подъемом и воодушевлением красноармейцев приветствовали львовские евреи. Нередкими были случаи, когда под воздействием экзальтации евреи целовали пропыленную броню советских танков. В тот же день во Львов вместе с военными прибыли первый секретарь ЦК КП(б)У Н.С. Хрущев и руководитель НКВД УССР И. Серов.
 
Политика советизации
 
Приход Красной Армии и установление Советской власти львовяне встретили неоднозначно. Многие представители интеллигенции и предприниматели убежали на Запад, часть горожан заняла выжидательную позицию, беднота, в особенности еврейская, была сбита с толку большевистскими лозунгами и активно приветствовала новый режим. Однако вскоре новые власти показали свое истинное лицо, запретив деятельность украинских, польских и еврейских партий, а их активистов арестовав. Также были закрыты редакции многих польских, украинских и еврейских газет.
 
Главной задачей Временного управления Львова во главе с Ф. Еременко стало проведение 26-28 октября 1939 года Народного собрания Западной Украины, которое должно было продемонстрировать легитимность Советской власти.Проведению Народного собрания предшествовали поспешно проведенные под контролем советских репрессивных органов выборы делегатов. Работа Народного собрания проходила в помещении Львовского театра оперы и балета при участии Н. Хрущева и маршала С. Тимошенко по разработанному в Москве сценарию. Делегаты Народного собрания приняли решение об установлении в Западной Украине Советской власти и одобрили заявление о присоединении Западной Украины к УССР.
 
04 декабря 1939 года было введено новое административно-территориальное устройство края. В частности, были созданы областной и городской комитеты коммунистической партии, исполкомы, сам город разделили на четыре района: Центральный, Железнодорожный, Красноармейский и Шевченковский. Были национализированы промышленные предприятия, банки, кооперативы, типографии.
 
Важным способом и средством укрепления своих позиций новая власть считала перестройку системы образования, украинизацию высших и средних учебных заведений: в шести львовских интститутах и университете в 1940 году училось 6 тысяч студентов, из них 78 % составляли украинцы. Новый режим также стремился интегрировать научно-культурный потенциал Львова, который до войны скапливлся в Научном обществе имени Шевченко. К работе в высших учебных заведениях и академических структурах подключили известных украинских ученых: М. Возняка, К. Студинского, И. Крипьякевича, В. Щурата, М. Зарицкого, И. Карпинца, Я. Пастернака, В. Симовича, а также многих представителей польской профессуры. Были созданы областные отделения союзов писателей, художников, композиторов. Началось издание официальных, проправительственных газет: "Вильна Украина", "Червоный прапор", "Ленинска молодь".
 
Утверждение нового режима сопровождалось массовыми репрессиями,прежде всего в отношении бывших чиновников, военных, предпринимателей. Вскоре во Львове начались депортации. В то же время новые власти на первых порах относились в общем толерантно к иерархам греко-католической и римско-католической церквей. Были национализированы лишь их земли, производственные и финансовые активы.
 
Улицы и площади Львова вскоре были завешаны портретами И. Сталина, В. Молотова, Л. Кагановича. В кинотеатрах вместо американских и европейских фильмов стали показывать советские картины "Ленин в 1918 году", "Чапаев", "Депутат Балтики", "Волга-Волга", "Веселые ребята", а из уличных репродукторов с утра до вечера звучали мелодии советских маршей.
 
Начало немецко-советской войны 1941-45 гг.
 
Хотя Берлин и Москва и подписали в августе-сентябре 1939 года несколько соглашений о дружбе и о разделе сфер влияния, все же обе стороны одновременно с тем активно готовились к новым территориальным захватам. В 1940 году Гитлер утвердил тайный план нападения на СССР, который предусматривал разгром Красной Армии во время короткой летней кампании. На рассвете 22 июня 1941 года немецкие войска перешли советско-немецкую границу. Преодолев солпротивление пограничников и частей И. Музиченко и А. Власова, немецкая 17-я армия под командованием генерала К. фон Штюльпангеля 29 июня 1941 года вплотную подошла к окраинам Львова. Паническое отступление советских войск сопровождалось стычками с боевыми группами ОУН на улицах города.
 
К этому времени в львовских тюрьмах содержалось около 5 тысяч узников. Прибывшие из Киева заместители наркомов НКВД - Т. Строкач и НКГБ - И. Ткаченко приказали освободить уголовных преступников и так называемых "бытовиков", а остальных ликвидировать. 24-25 июня 1941 года во Львове были расстреляны 1808 политзаключенных - украиницев, поляков, евреев. Всего в эти дни чекисты уничтожили во Львове 2464 человека. В одном из донесений в Москву говорилось: трупы тщательно закопаны, места захоронения замаскированы. Кровавой расправе пытались помешать боевые группы ОУН. В течение ночи 24 июня 1941 года они напали на тюрьму на улице Лонского, и около 300 заключенных вырвались на волю. 25 июня боевики ОУН попытались напасть, правда неудачно, на "Бригидки" и на тюрьму на улице Замарстиновской.
 
Рано утром 30 июня 1941 года в город вошли немецкие войска и украинский батальон "Нахтигаль", сформированный весной 1941 года в Кракове по инициативе ОУН под руководством С. Бандеры (ОУН-Б). Фактическим командиром батальона был Р. Шухевич. Вопреки запрету немецкого командования, Шухевич приказал взять под контроль ратушу, собор Святого Юра, тюрьмы, другие важные объекты, а также установил контакт с городским проводом ОУН (членами городской организации тогда были 300 львовских студентов, 500 рабочих, 300 старшеклассников и учащихся профессиональных училищ, до 100 женщин).
 
Немецкие оккупационные власти позволили жителям Львова искать на территории городских тюрем тела своих близких, чтобы забрать их для достойных похорон. Из городских евреев были сформированы специальные команды, которые должны были раскапывать и перевозить неопознанные трупы для похорон в общих могилах, в частности на Яновском кладбище. Немецкое командование умело использовало злодеяния энкаведистов для антисоветской и антисемитской пропаганды. Во время перезахоронения жертв коммунистического террора начались нападения на евреев, которых обвинили в поддержке коммунистического режима.
 
Вечером 30 июня 1941 года руководство ОУН-Б созвало в зале общества "Просвита" (площадь Рынок, д. 10) Национальное собрание, которое приняло Акт о восстановлении Украинской Державы с 30 июня 1941 года и сформировало Украинское державное правительство, во главе с Ярославом Стецко. Однако уже 11 июля 1941 года немецкие власти арестовали членов этого временного правительства и часть членов Провода ОУН-Б (Степан Бандера был взят под стражу еще 05 июля в Кракове).
 
Нацистский режим
 
01 июля на улицах города появились листовки, извещавшие жителей, что за любые попытки нападения на немецких солдат и офицеров будут растреляны представители гражданского населения Львова. Были введены запреты на проведение собраний и демонстраций, выезд из города и въезд в него без специального разрешения. Также был установлен комендантский час с 22 часов до 8 часов утра (для евреев комендантский час начинался в 20 часов), вводилось затемнение города по ночам (действовало до 1942 года), предписывался режим торговли (с 8 ч. утра до 17 ч.). Театральные представления должны были заканчиваться до 18 часов.
 
01 июля в город прибыла айнзатцкоманда "Ц" во главе с О. Рашем, которая должна была "очистить" Львов от функционеров партийный, советских и государственных органов, коммунистов, евреев, польских и украинских интеллектуалов. Разместившись в бывшем здании НКВД на улице Пелчинской (ныне улица Д. Витовского, 55, здание Службы безопасности Украины), две ее зондеркоманды - 4-я во главе с П. Блобелем и 4-Б во главе под командованием Г. Гюнтера (всего около 600 эсесовцев) развернули массвые аресты, начали расстрелы задержанных. К репрессиям также подключилась группа бригаденфюрера СС К.Е. Шонгарта из службы безопасности СД.
 
После отъезда подразделений айнзацгруппы "Ц" на восток, в здании на улице Пелчинской разместилось гестапо округа "Галичина" под руководством оберштумбанфюрера СС Г. Танцмана (с января 1943 г. Й. Втиска) и его городское отделение во главе с К. Савицки. В его структурах действовали спецгруппы по борьбе с антинацистским подпольем, контрразведки и организации "решения еврейского вопроса".
 
Сипо - полиция безопасности - занималась прежде всего политическими преступлениями и состояла только из немцев. В ее составе в июле 1941 года состоял и батальон "Лемберг" (400 хорошо вооруженных и вышколенных эсесовцев). В здании Акционерного кооперативного банка на пл. Смольки, д.3 (теперь пл. генерала Григоренко, здание Львовского областного управления Министерства внутренних дел), а затем на площади Галицкой разместилось управление крминальной полиции, в состав которой входили украинская, польская и еврейская полиции.
 
В июле-августе 1941 года во Львове действовала украинская милиция (численностью около 1000 человек), которую основал И. Равлик. Ее подразделения патрулировали улицы, охраняли важные огбъекты, проверяли людей, производили задержания в соответствии со списками, составленными городскими властями. 31 августа милицию расформировали, а ее функции передали украинской полиции, которую возглавил майор В. Питулей (И. Равлика вскоре расстреляли), заместителем которого стал капитан Л. Огоновский. Полиция насчитывала 850-900 человек, имела свою национальную форму(мазепинки с тризубами), была вооружена карабинами и пистолетами. Она делилась на 6 городских коммисариатов (районов). На улицце Чистой, дом 5, действовала школа украинской полиции, которой руководил майор И. Вальтер. Польскую полицию численностью 260 человек воглавлял капитан Я. Балицкий. При юденрате Львова действовала еврейская полиция (500 человек, вооруженных резиновыми дубинками).
 
Оккупационная власть первое время пыталась заигрывать с местным населением ( на октябрь 1941 года во Львове проживало 321, 6 тыс. жителей, из них 145,5 тыс. поляков и 60,6 тыс. украинцев). Во Львове действовала украинская городская управа, созданная 30 июня 1941 года. Хотя 01 августа 1941 года немецкое командование назначило городским головой Г. Куята, до 13 сентября 1941 года управой рукводил Ю. Полянский. Затем немецкая сторона полностью взяла под свой контроль власть в городе, но при этом кадровых изменений практически не проводила. К концу 1941 года в городской управе работали 759 человек, из которых украинцев было 432, поляков 307, а немцев всего 20. В составе главных управлений работали 26 украинцев, среди которых В. Бачинский, О. Барвинский, В. Децикевич, З. Пеленский, О. Сербин. В самом начале 1942 года новый городской голова О.Геллер из 11 человек высшего руководства оставил лишь двоих украинцев.
 
От репрессий во время немецкой оккупации больше всего пострадали евреи. В первые дни оккупации были расстреляны около 1000 евреев, арестованных для получения контрибуции - 20 млн рублей. 08 ноября 1941 года на территории северо-западной части города было создано гетто, кудда были переселены около 70 тыс. евреев. До 06 июня 1943 года через гетто прошли и были уничтожены или вывезены в лагеря смерти (Белжец, Майданек) 136 тыс. человек. Жителям гетто было предписано носить на правом рукаве белую повязку с голубой звездой Давида, им запрещалось выходить за пределы гетто без специального разрешения, а также посещать культурно-досуговые учреждения. Также был создан Яновский лагерь принудительного труда, в котором одновременно находились 11 тыс. евреев. Во время массовых расстрелов начальник лагеря заставлял играть лагерный оркестр, которым руководили скрипач Я. Штрикс и композитор Я. Мунд.
 
Многие украинцы сочувствовали жертвам нацистского террора. Почти двести евреев, среди которых были женщины, дети и даже раввины, нашли приют в палатах митрополита Андрея Шептицкого и в украинских монастырях, в частности в Уневе (ныне Перемышлянский район Львовской области). Польское население также пыталось помогать евреям.
 
На территории львовской цитадели был создан лагерь для военнопленных (Шталаг-323). Через него прощли около 140 тысяч воинов, которых содержали в ужасных условиях. Во время эпидемии тифа до марта 1942 года в лазаретах умерло почти 5 тысяч пленных. Львовяне помогали пленникам и смогли вызволить несколько тысяч украинцев, воспользовавшись разрешением немцев выпустить тех особ, за которых хлопочут родственники. 23 сентября 1941 года усилиями Украинского краевого комитета во главе с К. Панкивским и действующей администрации округа на волю были отпущены 1,5 тысячи пленных-галичан.
 
Авторы - Николай Литвин, Ким Науменко.
 
Источник: Энциклопедия Львова, том 2 - Львов: "Летопись", 2008. - 608 с.
 
Перевод с украинского - портал http://lvov-istoriya-sudby-vremya.webnode.ru/
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить