Специализированный интернет-портал "История Львова"


Львов и Вторая мировая война. Часть 2

Свое господство нацисты подкрепляли кампанией переименований. Самой столице Галичины вернули название Лемберг. 156 названий улиц и площадей города были названы по-немецки, часть получила вроде бы украинские названия (Леся Украинка-гассе, Ридна Школа - гассе, Коновалец-гассе). Против этого часто выступали командиры вермахта, в своей деятельности использовавшие старые карты Львова. Близ Большого городского театра был установлен монумен в честь А. Гитлера - гранитный куб с надписью "Площадь Гитлера" и бронзовой чашей. На многих кафе, ресторанах, трамваях появились предстерегающие таблички "Только для немцев". 

Государственным языком был объявлен немецкий, хотя в учреждениях было разрешено использовать украинский и польский. Началось введение обязательной трудовой повинности, для чего на площади Смольки, дом 3 (ныне площадь генерала Григоренко), на бирже труда стали проводить регистрацию мужчин и женщин от 15 до 60 лет.В феврале 1942 года губернатором округа "Галичина" стал О. Вехтер,который сменил на этом посту К. Ляша.
 
О. Вехтер перед назначением во Львов был губернатором округа "Краков", его отец был австрийским генералом, много лет прослужившим в Галиции. Характерным для деятельности О. Вехетера было стремление с помощью различных уступок и послаблений склонить украиницам склонить их к сотрудничеству. Руководители Украинского центрального комитета (УЦК) В. Кубийович и структур Украинского краевого комитета (УКК) во Львове К. Панькивский также пытались найти с ним общий язык в отношении украинских проблем.
 
Именно с помощью Вехтера удалось вызволить из застенков гестапо многих украинских деятелей, в частности языковеда В. Симовича, писателя А. Любченко, члена Провода ОУН генерала М. Капустянского, а также не допустить арестов бывших депутатов Верховного Совета УССР - профессора М. Возняка и актера Й. Стадника. По инициативе УКК в городе было создано несколько бесплатных столовых.
 
Оккупационный режим в отношении украинцев был гораздо более мягким, чем в остальной Украине. Это проявилось также в сфере культуры и образования. Уже в июле 1941 года в городе была возобновлена деятельность обществ "Просвита", "Маслосоюз", "Сельский господарь", а также были созданы футбольные клубы "Украина" и "Тризуб". Весной 1942 года был объявлен прием студентов в высшие школы - медицинский, сельскохозяйственный, юридический, ветеринарный,фармацевтический, технический институты и Высшую торговую школу. Были открыты две украинские гимназии (отдельно для мальчиков и девочек).
 
Также была возобновлена деятельность профессиональных школ, готовивших квалифицированных рабочих. В городских театрах - оперы и балета, украинском драматическом - значительную часть репертуара составляла украинская классика. Были созданы Львовский дом народного творчества и Краевое концертное бюро, с которым сотрудничали многие известные музыканты и артисты. При бюро действовали эстрадная группа, Украинский национальный хор, капелла бандуристов П. Китастого, джаз-оркестр. В городе также был создан театр-ревю "Веселый Львов". Украинские общественные и кооперативные организации старались поддерживать деятельность художественных коллективов.
 
На повседневную жизнь Львова значительное влияние оказывал сам факт пребывания в городе частей вермахта и их союзников. В состав городского гарнизона входили 4-5 батальонов пехоты, части люфтваффе (базировавшиеся на аэродроме "Новый Скнилов"), военные госпитали, а в 1944 году - штаб группы армий "Северная Украина" генерал-фельдмаршала Э. Манштейна, затем В. Моделя и Й. Гарпе (основные структуры штаба были расположены в Дублянах). Комендантом города был генера-майор фон Приттвиц, который подчинялся находившемуся во Львове командиру оберфельдкомендатуры генерал-лейтенанту К. Бойтлову. В городе также находились подразделения "Хиви" - созданные из военнопленных вспомогательные службы в частях Вермахта (шоферы, охранники, строители и т.д.).
 
Во Львове также квартировали или использовали его как транзитный пункт части стран-союзниц Германии. Летом 1943 года в городе пребывали 9 тыс. итальянцев. Их штаб размещался в бывшем дворце Замойских на улице Зеленой, д. 24 ( ныне Научно-педагогическая библиотека). После капитуляции Италии они были интернированы и брошены в концлагерь в цитадели. Почти 2000 итальянских военнослужащих, в том числе 5 генералов и 45 старших офицеров, были расстреляны нацистами в пригородном Лисиницком лесу.
 
Советские солдаты во Львове. 1944 г.
 
Во Львове также базировалось немало венгерских частей, которые относились к галичанам в общем благосклонно. Перед отступлением летом 1944 года венгерские части продали немалое количество оружия бойцам Украинской повстанческой армии (УПА). В течение некоторого времени во Львове находились и словацкие части. На Яновском кладбище сохранился небольшой памятник словацким военным, погибшим в 1941 году.
 
Греко-католическая церковь и ее митрополит Андрей Шептицкий стремились уберечь верующих от жестокости оккупантов. Не поступаясь главными национально-культурными интересами украинства, митрополит неднократно шел на компромиссы с властями - и с германскими, и с советскими.
 
Движение сопротивления
 
Особенностью антинацистского движения во Львове была его разномастность, разновекторность. В городе находились руководящие структуры ОУН и УПА, штабы и части польской Армии Крайовой, коммунистическая подпольная организация и группы еврейских боевиков в гетто. Они сильно отличались по идеологии, поэтому действовали изолированно и часто причиняли вред друг другу. Например, советские партизаны и подпольщики вели борьбу против украинского подполья ОУН и польской АК.
 
Украинское освободительное движение представляла ОУН бандеровского крыла. Ее штаб-квартира в течение некоторого времени находилась на улице Русской, д. 20. Осенью 1942 года гестапо нанесло тяжелый удар украинскому движению. После того как один из членов ОУН застрелил нескольких гестаповцев, во время ответных массвых арестов и расстрелов погибло около сотни активистов национального движения. Во Львов для проведения "специальных мероприятий" прибыла группа высокопоставленных немецких офицеров во главе с оберштурмфюрером В. Вирзингом, который лично пытал в "Бригидках" известного активиста ОУН И. Климова - "Легенду".
 
В начале 1943 года войсковым референтом Провода ОУН стал Роман Шухевич. Под его руководством развернулось формирование отрядов будущей УПА. С декабря 1943 года Р. Шухевич являлся командиром УПА. Непосредственно во Львове в декабре 1943 года был создан 1-й Военный округ УПА "Башта" под командованием В. Харкова -"Хмары", в состав которого входили боевые подразделения, воинский штаб и радиостанция. Боевой отряд Службы безопасности ОУН осуществил в городе несколько смелых акций, в частности группа переодетых в немецкие мундиры и использовавших поддельные документы берлинского управления СД бойцов ОУН освободила мз тюрьмы Я. Старуха и Д. Грицая, затем генерала, начальника штаба УПА. Примерно таким же способом из Дрогобычской тюрьмы был освобожден и переправлен во Львов полковник (затем генерал) О. Гасин. 01 сентября 1944 года Военный округ "Башта" был ликвидирован в соответствии с приказом командования УПА-Запад, его территорию и подразделения были переданы военному округу "Буг".
 
Весьма активно действовало во Львове польское движение сопротивления, которое зародилось уже осенью 1939 года. Рукводителем подполья был генерал М. Янушайтис, которого после ареста сменил генерал М. Борута-Спехович, который затем тоже был арестован, но уже органами НКВД. В конце 1939 года львовское отделение Союза вооруженной борьбы, предшественника Армии Крайовой, возглавил генерал М. Токажевский. Раскрытое агентами советских спецслужб, львовское отделение понесло большие потери: были арестованы его командир и почти две тысячи подпольщиков; в 1940-41 годах в результате депортаций многих тысяч поляков была существенно подорвана социальная база польского подполья во Львове и вообще на Западаной Украине.
 
После начала советско-немецкой войны 1941-45 годов во Львов прибыл генерал К. Савицкий, немало в дальнейшем сделавший для обновления польского подполья в крае. 14 февраля 1942 года на базе Союза вооруженной борьбы была создана Армия Крайова, а в ее структуре возник львовский городской округ, главой которого стал подполковник В. Смеречинский. В штабе округа работали 200 сотрудников, из них 60 были офицерами. В городе существовали 87 кадровых рот: 1942 г. - 4 тысячи человек, а в марте 1944 года - почти 7 тысяч.
 
В соответствии с инструкциями лондонского правительства, подразделениям АК запрещалось совершать вооруженные акции против оккупантов, а если это оказывалось неизбежным, то следовало действовать лишь в украинских районах города. Главным заданием подразделений АК были ведение разведки и подготовка к военным действиям во время отступления гитлеровцев. Специальный план операции "Буря" предусматривал захват Львова частями АК и недопущение того, чтобы власть над городом взяли в свои руки украинцы. Благодаря активной разносторонней помощи Великобритании было организовано массовое издание газет и листовок, пропагандировавших, что Львов был, есть и останется польским городом. В течение немецкой оккупации во Львове выходили польские подпольные издания "Бюллетень Червоной Руси" и "Wytrwamy".
 
Уже к марту 1942 года на подпольных складах во Львове хранились 1600 винтовок, 144 пулемета и 240 пистолетов. Оружие покупали главным образом у венгерских и итальянских военных за деньги, полученные от эмигрантского правительства. В качестве мест складирования оружия часто использовались подземелья костелов.
 
Львовское отделение АК 03 мая 1943 года возглавил полковник В. Филлиповский. Несмотря на запрет, высказанный лондоеским правительством, он принимал участие в переговорах с ОУН-УПА, в частности 10 февраля 1944 года подписал совместный протокол о признании Польской и Украинской держав; общими врагами были провозглашены гитлеровский и сталинский режимы, вопрос о польско-украинской границе был отложен на будущее. Параллельно с военными структурами АК существовали и действовали польские гражданские структуры, которые представляли польское лондонское правительство.
 
Проведенная в июле 1944 года операция "Буря" не имела успеха, так как Кремль не признал претензий лондонского правительства на Львов и ответил на попытки захватить город жестокими репрессиями. Отряды НКВД в течение 1944-45 годов арестовали и депортировали большую часть бойцов АК и членов их семей. Фактически уже в это время советские власти начали деполонизацию города.
 
Советское движение сопротивление возникло во Львове лишь осенью 1942 года. Единственным документальным свидетельством о нем было донесение коммунистического центра в Варшаве, направленное в адрес Исполкома Коминтерна в Москве. Согласно с постулатами советской историографии, которые основывались на воспоминаниях участников коммунистического движения, подполье организовала группа работников советских государственных органов, в основном прибывших во Львов в 1939-41 годах. Под руководством созданного ими Военного совета (М. Березин, В. Грушин, И. Курилович и др.) были налажены выпуск и распространение антинацистских газет и листовок. К весне 1944 года в организации "Народная гвардия" насчитывалось около 100 членов, боевые группы которых совершили поджог мебельной фабрики "Ойкос" и организовывали побеги военнопленных. В апреле 1944 года городская организация (50 человек) была раскрыта гестапо, ее участники попали в немецкие застенки.
 
Еврейское подполье возникло в гетто и Яновском концлагере в начале 1943 года. В результате усилий Я. Шудриха, Е.Горовича, С. Фридмана была основана подпольная антинацистская организация. Ее главными задачами были организация побегов из гетто молодых евреев и переправка их в партизанские отряды на Волынь, печать и распространение антинацистскиз листовок и газет, добыча оружия. В начале июня 1943 года, когда подразделения немецкой полиции начали ликвидацию гетто, еврейские боевики вступили с ними и гестаповцами в вооруженные стычки.
 
В результате политических различий и политической разновекторности польское, украинское, советское и еврейское подполья так и не смогли стать единым фронтом общей антинацистской борьбы.
 
Дивизия "Галичина"
 
В 1943 году во Львове началось формирование добровольческой дивизии "Галичина", инициатором создания которой стал О. Вехтер, отстаивавший идею более активного привлечения подневольных народов СССР к борьбе с большевизмом. Противниками идеи стали местные поляки, а также часть оккупационной администрации, в частности сам Эрик Кох. Мельниковское крыло ОУН, которое в городе представлял Р. Сушко, отнеслось к созданию дивизии нейтрально. Провод ОУН, который действовал во Львове в лице Н. Лебедя, осудил идею созданию такого подразделения.
 
Военное управление дивизии (его штаб-квартира размещалась по адресу ул. Парковая, д.10) возглавил бывший командир 7-й львовской бригады Украинской Галицкой армии, полковник Абвера Альфред Бизанц. В состав руководящих структур дивизии вошли ветераны боев украинско-польской войны 1918-19 годы генерал В. Курманович, командиры УГА В. Билозер, А. Навроцкий, Л. Макарушка, И. Рудницкий, М. Хроновят, отец Василий Лаба (назначенный главным капелланом).
 
На многолюдном собрании в резиденции губернаторства 28 апреля 1943 года было публично объявлено о создании дивизии. Одновременно начался и набор добровольцев. Особенно активно действовала приемная комиссия в здании ратуши, которая зарегистрировала заявления около 3 тысяч юношей и девушек, по большей части гимназистов. Надо отметить, что, подавая заявления о приеме в дивизию, часть молодых людей пыталась таким способом избежать принудительной службы в строительных отрядах или вывоза на работу в Германию.
 
Проводы добровольцев в учебно-подготовительные лагеря 18 июля 1943 года перед Большим городским театром превратились в 50-тысячный митинг. Архиерейское богослужение на площади перед цитаделью провел ректор Богословской академии отец Иосиф Слипый. Львовские общественные организации и представители семей добровольцев неоднократно посещали учебные лагеря и полки дивизии, располагавшиеся в разных местах Германии, Чехии, Австрии, Франции. Лишь на Рождество 1944 года львовяне послали бойцам дивизии 10 тысяч посылок с теплыми вещами и продуктами. Во Львове началось издание дивизионного журнала "К победе" (тиражом 7,5 тысяч экземпляров), который готовили полковники В. Евтимович, И. Мандзенко, поэт Я. Славутич, известные стрелецкие художники Л. Перфецкий, И. Иванец. Украинские актеры и сотрудники львовского радио готовили для молодых бойцов специальные концерты.
 
Летом 1944 года эшелоны с бойцами дивизии прибыли на фронт в район Львова, где их передали 13-му армейскому корпусу генерала Гауффе из группы армий "Северная Украина". Возглавил украинскую дивизию генерал Ф. Фрайтаг. В сражении с Красной Армией под Бродами (июль 1944 года) дивизия понесла большие потери. Из окружения вырвалось не больше 3 тыс. бойцов. Около тысячи отступили в близлежащие леса и присоединились к отрядам УПА, остальные - порядка 7 тысяч человек - либо погибли, либо были ранены и попали в плен. Около 300 раненых, которых вывезли во Львов, удалось затем эвакуировать на Запад.
 
Восстановление Советской власти
 
К концу марта 1944 года войска 1-го Украинского фронта вступили на земли Западной Украины: они заняли Ковель, Коломыю, Черновцы, вплотную приблизились к Тернополю и Бродам. Встревоженный положением группы армий "Юг" А. Гитлер даже планировал посетить Львов. Сведения об этом можно найти в ряде опубликованных мемуаров участников событий. В штабе командующего фельдмаршала Э. Манштейна, который размещался в здании нынешнего Львовского национального аграрного университета в Дублянах, тогда состоялось совещание, где обсуждались проблемы стабилизации фронта. 30 марта А. Гитлер снял с поста Э. Манштейна и назначил командующим переименованной группы армий "Северная Украина" В. Моделя. В начале июля 1944 года его заменил генерал-полковник Й. Гарпе, который организовал оборону львовского направления на линии Бродов силами 13-го армейского корпуса генерала А. Гауффе.
 
Ситуацию на львовском направлении 23 июня 1944 года рассмотрел И. Сталин при участии членов Политбюро ЦК ВКП(б) и Государственноого комитета обороны. Советский лидер поручил командующему фронтом маршалу Ивану Коневу провести стратегическую наступательную операцию, чтобы освободить Львов, очистить от немецких войск запад Украины и занять плацдарм на Висле. Позже эта операция вошла в историю как Львовско-Сандомирская.
 
После разгрома группировки Вермахта под Бродами главные силы маршала И. Конева были нацелены на Львов. В своих приказах от 13 и 17 июля 1944 года маршал Конев ставил задачу танковой армии П. Рыбалко обойти Львов с севера и наступать на Жовкву-Раву-Русскую, а армии генерала Д. Лелюшенко - с юга идти к Перемышлю (ныне в Польше). Маршал категорически настаивал на том, что войска должны не ввязываться в уличные бои во Львове, а обойти его с севера и юга.
 
В апреле-мае 1944 года советская авиация неоднократно и нещадно бомбила Львов. Лишь за один налет вечером 1-го мая (с 21 часа до 23 ч. 30 мин.) на город было сброшено около тысячи бомб. На следующий день вечером 90 советских самолетов нанесли новый бомбовый удар. Только во время бомбардировки главного железнодорожного вокзала 01 мая погибли около 380 человек. 1 и 2 мая 1944 года вследствие авианалетов советской авиации были разрушены 340 зданий. Жители города надолго остались без света, газа, воды, связи. Уже в начале 1944 года, вопреки запрету властей, в западном направлении выехали всеми правдами и неправдами и через всевозможные лазейки 6000 львовян.
 
Наконец 09 мая 1944 года оккупационные власти разрешили эвакуацию населения. 17-18 июля город спешно покинули аппарат губернатора О. Вехтера, городская управа, структуры гестапо, полиции безопасности и СД. Последней выехала из города администрация тюрьмы на Лонского, которая на протяжении ночи 20 июля 1944 года вывезла заключенных. 21 июля 1944 года, когда близ города уже появились передовые части танковой армии генерала Д. Лелюшенко, во Львове оставались лишь отряды немецкой военной жандармерии, которые регулировали движение колонн немецких частей, отступавших на Запад. Последние жандармы покинули город 23 июля 1944 года.
 
Операция "Буря"
 
Для захвата города львовские подразделения АК провели в июльские дни операцию "Буря".
 
В июльских боях за Львов приняли участие части 1-го Украинского фронта, в частности 4-й танковой армии, 63-й гвардейской, 62-й танковой и 29-й мотострелковой бригад, 72-го отдельного танкового полка. Правда, 62-я бригада вела бои у города и в самом Львове лишь 22-23 июля 1944 года. Согласно журналу боевых действий, который вел командир группы - командир 63-й гвардейской бригады М. Фомичев, перед входом во Львов он имел под началом 1340 солдат и офицеров, 25 танков. 22 июля танковые батальоны бригады при поддержке бойцов 29-й мотострелковой бригады, просочившись по улице Зеленой, дошли до центра и захватили нескольких пленных из 500-го штрафного батальона и 101-й горной дивизии Вермахта. За день боев бригада потеряла три танка и шестерых бойцов. На следующий день один из батальонов (12 танков) пробился к железнодорожному вокзалу, откуда четыре "Т-34" и батальон пехоты направились к центру и Замарстинову; другой батальон также направился к центру города, где "вывесил флаг на здании, в котором еще находились немцы". В советское время официальные историки утверждали, что флаг был вывешен на здании ратуши, но на самом деле в донесениях того времени здание толком не названо. С 22 июля 1944 года в южной части Львова, в районе улицы Кульпарковской, находился 1-й батальон 49-й механизированной бригады 6-го гвардейского мехкорпуса. Подразделение не вело активных боевых действий и вошло в город лишь 26 июля 1944 года, когда немцы его уже покинули. 26 июля 1944 года полковник М. Фомичев перенес штаб в цитадель. В тот же самый день бойцы и танки из бригады Фомичева вместе с 29-й мотобригадой и пришедшей на подмогу 16-й мотобригадой ликвидировали последние слабые очаги сопротивления немцев, взяли под контроль западные и севро-западные окраины города. Рано утром 27 июля 1944 года со стороны Кривчиц в город вступили части 68-го стрелкового корпуса; М. Фомичев получил приказ к обеду сосоредоточить свой штаб в районе Кульпаркова и присоединиться к 10-му гвардейскому Уральскому танковому корпусу, который наступал в направлении Самбор-Перемышль.
 
В целом бой велся довольно вяло, так как гитлеровцы уже не горели желанием драться до последней капли крови. Поэтому и потери были невелики: 63-я бригада - 15, а 62-я - 9 человек убитых. С 25 июля 1944 года было утрачено 11 танков, большинство из которых не были подбиты, а просто сломались. Наибольште потери понесла 29-я мотострелковая бригада - 109 бойцов и командиров. Пятеро танкистов М. Фомичева были представлены к званию Героев Советского Союза, среди них адъютант комбрига А. Марченко (посмертно), который, согласно представлению, поднял красное знамя над львовской ратушей ( но в награждении по каким-то причинам было отказано).
 
Вскоре после того, как на улицах Львова стихли выстрелы, на стенах зданий появился первый приказ новых советских властей, который устанавливал комендантский час, атакже требовал немедленно сдать все оружие и не допускать грабежей и мародерства. 30 июля 1944 года на многолюдном митинге у здания театра оперы и балета выступили Иван Конев и Никита Хрущев. Последний уверял собравшихся: Советская власть принесла львовянам и вообще жителям Галиции своободу и счастливую жизнь. Однако уже через несколько дней органы НКВД вновь начали заниматься свои любимым делом - арестами и проведением депортаций украинцев и поляков.
 
В ноябре 1944 года, в день Всех святых и в 26-ю годовщину независимости Польши в центре города и на "Кладбище орлят" прошли многолюдные манифестации под польскими флагами и лозунгами: "Не отдадим Львов СССР!", "Погибнем, но Львов будет наш!", "Смерть большевикам!" и др. Собравшиеся на кладбище 4 тысячи поляков пели польский гимн и иные патриотические песни. Встеревоженные этими проявлениями национальных чувств органы НКВД провели ряд арестов активных участников данных событий, а затем захватили подпольную радиостанцию АК, поддерживавшую связь с Лондоном. "Польская проблема" в конечном итоге была решена при помощи переселения поляков в воссозданное Польское государство, о чем советские власти договорились с новой, прокоммунистической администрацией Польши.
 
Процессу советизации Галиции в весьма сильной степени мешала УГКЦ. При этом авторитет митрополита Андрея Шептицкого был столь высок, что новые власти были вынуждены позволить временное существование этой церкви на подвластной им территории. Лишь после смерти митрополита (01 ноября 1944 года) Москва приступила к ликвидации оппозиционной церкви и к принудительному присоединению почти 5 миллионов верующих к православию.
 
Новые власти с самых первых дней своей деятельности стремились использовать значительный промышленный, научный, художественный и образовательный потенциал Львова. Энергично восстанавливались разрушенные промышленные предприятия, больницы и амбулатории, учреждения образования. В частности, вскоре после освобождения Львова от немецких войск были открыты 60 школ, рассчитанные на 20 тысяч учащихся (в 1955 году во Львове действовали 63 школы: 31 русская, 3 польских, 29 украинских). В сентябре 1944 года начался новый учебный год во Львовском университете, политехническом, медицинском и других институтах. Были открыты пять государственных театров, в частности переведенный во Львов из Запорожья театр имени Марии Заньковецкой. Возобновили свою деятельность научные учреждения, в которых начали работать видные деятели науки и культуры: М. Возняк, И. Крипьякевич, В. Щурат, О. Степанов и другие. Однако вскоре многие из них были арестованы и брошены тюрьмы или вывезены из города.
 
Затем во Львов переехало немало специалистов с востока Украины и из России, которые возглавили партийные, комсомольские, государственные структуры, суд и прокуратуру, промышленные предприятия, работали в органах НКВД.
 
Авторы - Николай Литвин, Ким Науменко.
 
Источник: Энциклопедия Львова, том 2 - Львов: "Летопись", 2008. - 608 с.
 
Перевод с украинского - портала lvov-istoriya-sudby-vremya.webnode.ru
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить