Специализированный интернет-портал "История Львова"


ТАМ, ГДЕ БЫЛО ГЕТТО

Наверное, каждый львовянин знает, что во времена гитлеровской оккупации в городе было гетто. Но рассказывал ли вам кто-то, что оно существовало в средневековом Львове?

Название «гетто» имел еврейский квартал в средневековой Венеции. Отсюда слово распространилось по всему свету, правда, нигде не употреблялось официально. И только в ХХ столетии, когда фашистская Германия оккупировала почти всю Европу, кварталы, куда силой сгоняли евреев, снова стали носить название «гетто».

В средневековом Львове был просто еврейский участок в центральном городе. Он занимал его юго-восточный угол, там, где сейчас улицы Ивана Федорова и Староеврейская, да и то неполностью. В гетто входила часть улицы Федорова (между Русской и Староеврейской), которая до 1871 года называлась Жидовской, и часть улицы Староеврейской (между Сербской и городским арсеналом). Этот отрезок выделился в самостоятельную улицу сравнительно поздно — в конце XVIII ст. — и назывался Новой Жидовской. В 1871 году она слилась с другими частями в улицу Векслярскую (со временем получила название ул. Боимов).

По некоторым данным, евреи жили еще в древнерусском Львове в той его части, которую позже назвали Краковским предместьем. После 1350 года произошло разделение: богатые евреи переселились в центральный город, а беднота осталась на окраине. Каждая из общин имела свои права, свои привилегии, свои учреждения, в общем, свою собственную жизнь. И это различие сохранялось вплоть до XX ст., так что утверждения сионистов об единстве еврейского народа и отсутствие у него классовых противоречий — безосновательны. Еврей из предместья никогда не смог бы вступить в брак с девушкой, жившей в богатом квартале.

Украинцы и армяне в средневековом Львове имели право владеть недвижимостью только в границах улиц Русской и Армянской соответственно, а жить — где угодно. Евреи могли жить, не говоря уже о домовладении, лишь в границах гетто. Оно имело один выход — с улицы Ивана Федорова. Угловой дом этой улицы (со стороны Русской) и до сих пор сохранил мощный контрфорс. Такой же был в доме напротив (снесен в 1907 году). К контрфорсам крепились крючья, на которых висели ворота. Это были так называемые Жидовские воротца. На ночь они замыкались с обеих сторон крепкими засовами.

Со стороны Сербской гетто было отгорожено стеной. Таким образом, полная изоляция. Площадь гетто оставалась неизменной, а население росло. Поэтому цены на землю были огромными. Вот почему даже в XVI ст. территория гетто еще не была полностью застроена. Дома росли главным образом вверх. Уже в конце XVI ст. здесь появляются четырех- и пятиэтажные здания (чего не было во всем Львове). Дома строились, как правило, из дерева. Поэтому пожары были здесь частым явлением. Так, в 1571 году огонь уничтожил не только значительную часть еврейского квартала, но и некоторые здания Русской и близлежащих улочек. Не меньше бед нанес и пожар 1616 года.

В соответствии со средневековыми законами, едва ли не единым источником существования евреев была торговля, им запрещалось заниматься сельским хозяйством, их не принимали в цеха. Евреев- ремесленников было очень мало, ведь конкуренция с мощными цеховыми организациями одиночкам не по силам. Поэтому они обслуживали только своих единоверцев, а разбогатеть на этом было невозможно. Всеми делами гетто заправлял кагал, состоящий из богачей. Это был выборный орган. Выборы проходили каждый год, участие брали те, кто платил налоги. На первый взгляд может показаться, что это очень демократическая система, но на самом деле... В синагоге устанавливали три урны. В первую бросали бумажки с именами членов действующего кагала, в друге — с именами судий, кагальных чиновников, руководителей синагоги, в третью — всех других. Потом из первой урны вытягивали две бумажки, а остальные бросали во вторую урну. Из нее брали еще два имени, и снова все пересыпали в третью урну. Из последней вытягивали еще одну бумажку. Таким образом, выбирали пять человек имеющих право избрать новый состав кагала. Нетрудно понять, что такая система гарантировала неограниченную власть богатейшим. Так или иначе, беднота к руководству не допускалась. Во главе кагала стоял бургомистр. Он имел право распределять размеры налога. Для борьбы с непокорными он мог употребить страшное оружие — проклятие. Оно означало гражданскую смерть, в конце концов, не только гражданскую. Проклятого выгоняли из города и его не принимала ни одна община. А вне религиозной общины заниматься каким-то ремеслом или торговлей было невозможно, значит — голодная смерть... Судьбу проклятого разделяла и его семья. Жители гетто жили в постоянном страхе. На еврейский участок часто нападали с оружием. Как правило, нападавшими становились шляхтичи, не хотевшие платить долги, солдаты, не имевшие денег, позже — студенты иезуитской коллегии.

Погромы были в 1572, 1592, 1613, 1618, 1638 годах. Самым ужасным стал погром 1664 года, когда воспитанники иезуитской коллегии ворвались в гетто и его разрушили. Тогда погибло 129 человек. Было бы несправедливо обвинять в зверствах только католиков. В 1704 году Львов захватили шведы — протестанты по вероисповедыванию. Во дворе синагоги они установили виселицу, к которой прибили за руки «старших евреев». Несчастные висели, пока корзины под распятием не наполнились золотом и серебром. К участию в городском управлении евреев не допускали. Не доверяли им и оборону городских укреплений, хотя территория еврейского участка вплотную подходила к оборонной стене. Расчет был простой — допусти их сегодня к обороне города, то завтра они потребуют участия в городском совете. Пусть лучше платят специальный воинский налог. А евреи во Львове платили за все. Например, в 1518 году по приговору городского суда был сожжен армянин Ивашко. На Жалобу армянской общины король признал приговор несправедливым и наложил на магистрат штраф — 20 тысяч золотых. Магистрат отказался платить хотя какую-то часть, деньги собрали с украинцев и евреев. В 1610 году иезуиты начали строить костел, компенсацию городу за земельный участок тоже заплатили евреи. И таких примеров великое множество.

Не изменилось положение евреев и после того, как Львов захватила Австрия. Декрет австрийских императоров зафиксировал существования гетто. За его пределами могли жить только те, кто имел имущества на сумму более 300 тысяч рынских.

Йосиф II значительно увеличил налоги. В частности, было введено и новый — за право вступать в брак. Такое разрешение стоило до 300 дукатов. Причем в брак могли вступать только львовяне. Приезжий не имел такого права. И так длилось вплоть до 1868 года...

А теперь — о некоторых домах. Сначала — улица Ивана Федорова.

Дом № 19. На этом месте до начала XX столетия стоял другой, считавшийся одним из красивейших во Львове. Построен в XVII ст., принадлежал Симхе Менахему - личному врачу турецкого султана, а позже — короля Яна III.

Дом № 27 построен в конце XIX столетия. Здесь размещался кагал. И здесь же был вход в прославленную синагогу «Золотая роза». Построенная 1582 года выдающимся архитектором Павлом Римлянином, синагога представляла уникальный образец объединения готики и стиля Возрождения. Перед второй мировой войной описание его конструкции входило во все европейские учебники архитектуры.

В 1603 года король Сигизмунд подарил иезуитам участок земли вместе с этой синагогой. Но неожиданно они отказались от подарка. Почему? Трогательная легенда твердит, что красавица Роза Нахманова выкупила синагогу ценой своей чести, после чего покончила жизни самоубийством... На самом деле, все выглядело прозаичнее. Вход к синагоге вел через частный дом и его владелец отказался пустить туда иезуитов. Что здесь поделаешь — частная собственность. Относительно Розы Нахмановой, то она жила напротив, в несуществующем ныне доме № 24. История свидетельствует, что жила она долго (умерла в 1637 году), после смерти мужа занималась арендой старостинской таможенной пошлины в Львове, причем взыскивала ее с помощью личного вооруженного отряда. Не гнушалась Роза и ростовщичеством. Огромные связи при королевском дворе делали ее неуязвимой для законов.

Дом № 31. Угловой от улицы Староеврейской. Построен еще в XVIII ст., но вследствие многочисленных перестроек утратил свой первозданный вид. Тем не менее на фасаде и до сих пор сохранилась старинная каменная маска, которая подтверждает то, что здесь был кабак.

На улице Староеврейской большинство домов относятся к XVIII ст. и представляют обычные жилые здания. В одном месте улица Староеврейская расширяется, образовывая небольшую площадь Колиевщини. В XVIII ст. она называлась площадью Менял, поскольку была занята их конторами.

В конце улицы Староеврейской — с правой стороны — еще одна небольшая площадь. На этом месте вплоть до 1942 года стояла так называемая Большая синагога. Несколько лет тому во время раскопок был обнаружен ее фундамент. Сейчас площадь вымощена, а между плитами остались каменные ленты, показывающие контуры бывших помещений.

http://www.mankurty.com/melnik1/14.html

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить