Специализированный интернет-портал "История Львова"


ОТ БАШНИ КРАВЦОВ ДО ШЕВСКОЙ

Мы уже упоминали, что от Рынка отходит восемь улиц. Все они небольшие, а по возрасту не намного моложе, чем центральная площадь города.

Начните свое путешествие с Галицкой. В документах она упоминается в 1382 году, но, наверное, существовала уже лет за двадцать до этой даты. Просто, во время пожара ратуши в 1381 году сгорел весь архив города, а потому древнейшие львовские документы датируются 1382 годом.

Улица сначала была только дорогой, которая вела к Галичу (оттуда и название). Со временем по сторонам дороги выросли дома и образовалась улица. Именно тогда началось сооружение городских укреплений. Город был обнесен стеной и обведен рвом. Улицу Галицкую перегородила одноименные ворота (стояли они на том месте, где ныне Галицкая пересекается с улицей братьев Рогатинцев).

Не следует представлять себе Галицкие ворота чем-то наподобие большой двери в стене. Это было мощное и довольно сложное фортификационное сооружение, которое включало несколько башен. В конце концов, такими они были в конце XVI столетия.

Галицкие ворота с самого начала были двойными — с внешней и внутренней частями, соединявшиеся каменным мостом. В 1431 году над воротами построили башню кравцов (портных). Немного позже появилась и так называемая вылазка - узкий проход между двумя стенами, ведущий к воротам. Если во время штурма враг попробовал бы пройти по вылазке, то непременно попадал в ловушку: весь проход простреливался. В конце XV столетия построен барбакан — невысокое круглое оборонительное сооружение с плоской крышей, стоявшее рядом с вылазкой. С барбакана велели огонь по флангам и тылу штурмующих.

Галицкие ворота разобрали в 1784 году. На улице почти не сохранились следы средневековой застройки, лишь время от времени на первых этажах домов архитекторы находят следы XVI-XVII столетий. Это и лев с одной головой и двумя туловищами на углу улиц Галицкой и Староеврейской (на уровне второго этажа). В начале улицы стоит часовня Боимов. На Галицкую выходит ее глухая стена, украшенная портретами Дьердя (Георгия) Боима — основателя часовни — и его жены Ядвиги. ...Придирчивый читатель может заметить: вот говорили о восьми улицах, отходящих от Рынка, а на самом деле их семь и одна площадь, площадь Кафедральная. Правильно. Но площадь образовалась сравнительно недавно — в конце XVIII — в начале XIX столетий. А до того это была улочка, притом застроенная с одной стороны, так как с другой была стена кладбища. В общем, средневековый город имел два главных сооружения: ратушу и собор. Собор всегда был предметом особой гордости каждого жителя города. Со ступеней собора провозглашались важнейшие государственные указы; в храме, хранили военные трофеи. На собор никогда не жалели средства — его красота была своеобразным проявлением местного патриотизма.

Кафедральный собор в Львове — не исключение. Все сказанное выше касается и его. Он основан, по одним данным в 1360 году, по другим — на десять лет позже, на месте православной Успенской церкви, перенесенную на улицу Русскую. Строился кафедральный собор долго, более ста лет, но так и остался незавершенным. По замыслу архитекторов, должно было быть две башни, но выстроили только одну, а вторую построили лишь наполовину. Возводили собор в готическом стиле, и сегодня это единственный памятник церковной готики в нашем городе.

В 1765 году по распоряжению архиепископа Сераковского проведена частичная перестройка собора. Он получил барокковое завершение башни; были снесены множественные часовни, окружавшие храм. Произошли изменения и в интерьере. Как мы уже говорили, важнейшие события городской жизни так или иначе были связаны с собором. Вот почему после осады Львова турками в 1672 году львовяне повесили на стены храма турецкие пушечные ядра. А в 1772 году в знак протеста против оккупации Галиции Австрией жители города замуровали парадные входы собора. Так они стоят и теперь — стрельчатые готические арки, заложенные красным кирпичом.

В 1910 году на стене собора установили мемориальную доску — в честь 500-летия победы под Грюнвальдом, где объединенные войска славянских народов нанесли сокрушительное поражение Тевтонскому ордену. В 1941 году доску уничтожили гитлеровцы.

Как известно, во Львове (впрочем, и во всей Европе) до конца XVIII столетия не было кладбища в нашем понимании этого слова, то есть специально отведенного участка земли, расположенного на определенном расстоянии от жилых кварталов. Умерших хоронили возле храмов, каждый из которых имел свое кладбище. Причем богатых хоронили в подземельях храма, бедных — вокруг него. В центральном Львове на 36-гектарной площади таких кладбищ было семь. Подобное соседство, естественно, не к добру. Статистика свидетельствует, что на протяжении пяти столетий во Львове зафиксирована 51 эпидемия.

Кладбище возле кафедрального собора было ниже уровня Рынка, и к нему спускались по лестнице. Его окружали стены. Здесь хоронили архиепископов, высшую аристократию, богатейших людей города. К собору были пристроены часовни, еще шесть стояли на территории кладбища.

В 1783 году все церковные кладбища во Львове ликвидировали. От кладбища кафедрального собора осталось несколько статуй, что и поныне стоят под стенами храма, и часовня Боимов.

Далее мы пойдем на улицу Шевскую (Сапожную). Под названием Шевская она, упоминается с 1442 года. На этой улице находился цех сапожников. После сооружения костела и монастыря иезуитов она начала называться Иезуитской. Это название существовало почти сто лет. Когда иезуитов выгнали из Львова, в доме их коллегии разместилось краевое управление. Улица получила название Дикастериальной (управленческой). После революции в 1848 году в упомянутом доме находился суд (трибунал) и через несколько лет такое же название (Трибунальская) получила и улица.

Несколько слов о домах этой улицы.

Дом № 2, построен во второй половине XVI столетия, принадлежал семье Абреков и назывался Абрековским (или Абрковским) домом. Он был расположен именно здесь, а не на противоположном углу Рынка, как это утверждается в романе «Манускрипт с улицы Русской».

...Каждый человек знает, что такой пасквиль, и мало кто знает, откуда происходит это слово. Жил в средние века в Риме сапожник Пасквино. Возле его мастерской стояла статуя, на которой рисовали карикатуры, писали эпиграммы. А поскольку образцы этого жанра не всегда отмечались объективностью, то слово «пасквиль» с течением времени приобрело современное значение. А какое отношение это имеет ко Львову? — спросите. Прямое. Только у нас рисовали карикатуры и писали эпиграммы не на статуе, а на окнах Абрековского дома, превратив его таким образом в своеобразную стенгазету. Во Львове в свое время бытовало выражение — «попасть к старой» (дом принадлежал старой госпоже Абрековой). «Что говорит госпожа Абрекова?» — этими словами львовяне часто приветствовали друг друга, встречаясь по утрам. Первой жертвой пасквилей на окнах стала сама владелица дома, а затем взялись за других. «Нововведение» приобрело международный характер, и во время ярмарок «творчеством» занимались и иностранные купцы. В конце концов, в 1601 году городские власти выдали специальное постановление о запрете таких эпиграмм, даже поставили стражу возле дома.

Дом № 10 — образец архитектуры стиля ампир. На фасаде — рельефы на мифологическую тематику (автор Гартман Витвер).

Дом № 12 тоже построен в стиле ампир, оформленный Гартманом Витвером. В конце XIX столетия здесь находился ресторан Нафтулы Тепфера, очень популярный в кругах львовских художников. Бывал здесь и прославленный украинский художник Иван Труш. После смерти Нафтулы ресторан унаследовал его сын, страстный почитатель искусства. Он коллекционировал картины. Несколько из них приобрел и у Ивана Труша, к которому очень благосклонно относился (даже предлагал деньги на поездку в Мюнхен для обучения в Академии искусств).

http://www.mankurty.com/melnik1/03.html

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить